С чем можно спутать метастазы в легких

Костные поражения

С чем можно спутать метастазы в легких

Костные боли у онкологических больных обычно вызывают клетки злокачественной опухоли, которые проникли в кость – их называют костными метастазами.

Костные боли часто являются первым признаком метастазов в кости, поэтому проводят проверки, подтверждающие этот диагноз.

Лечение костных повреждений направлено на уменьшение болей, снижение риска переломов, лечение переломов и предупреждение или замедление развития дополнительных костных осложнений.

Что вызывает костные боли?

Часто встречаемая причина костных болей – метастатический рак. Распространение рака из его первоначального расположения в другую часть тела называют метастазами. Костные метастазы – это не новый или другой рак – он состоит из раковых клеток первичного рака, например, клетки рака груди, простаты, лёгких, почек или щитовидной железы, которые распространились в кости.

Раковые клетки могут распространяться, т.е. метастазировать по всему организму и в лимфатическую систему. Кости являются одним из наиболе часто встречаемых мест в организме, в которые метастазирует рак. Метастазы в кости обычно попадают с кровотоком.

Раковые клетки отделяются от своего начального местарасположения и перемещаются по кровеносным сосудам, пока не прикрепятся к стенке сосуда малой капиллярной сети в костных тканях.

Рак может также проникнуть в кость путём прямого врастания из близко расположенной опухоли, хотя это происходит гораздо реже, чем распространение через  кровеносную сеть.

Боли в случае костного рака возникают вследствие того, что рак нарушает нормальное равновесие работы клеток в костях, вызывая изменение структуры костной ткани. В здоровой кости происходит постоянный процесс ремоделирования, т.е. происходит разрушение и восстановление костной ткани.

Раковые клетки, распространившиеся в кость, нарушают это равновесие между работой остеокластов (клеток, которые разрушают кость) и остеобластов (клеток, которые образуют новую кость), вызывая либо ослабление, либо усиление образования кости.

Эти нарушения могут затрагивать либо периост (плотная мембрана, покрывающая кость, называемая также костной плёнкой), либо стимулировать нервы в кости, вызывая боли.

Как диагностируют костные метастазы?

Часто встречаемая причина костных болей – метастатический рак. Распространение рака из его первоначального расположения в другую часть тела называют метастазами. Костные метастазы – это не новый или другой рак – он состоит из раковых клеток первичного рака, например, клетки рака груди, простаты, лёгких, почек или щитовидной железы, которые распространились в кости.

Раковые клетки могут распространяться, т.е. метастазировать по всему организму и в лимфатическую систему. Кости являются одним из наиболе часто встречаемых мест в организме, в которые метастазирует рак. Метастазы в кости обычно попадают с кровотоком.

Раковые клетки отделяются от своего начального местарасположения и перемещаются по кровеносным сосудам, пока не прикрепятся к стенке сосуда малой капиллярной сети в костных тканях.

Рак может также проникнуть в кость путём прямого врастания из близко расположенной опухоли, хотя это происходит гораздо реже, чем распространение через  кровеносную сеть.

Боли в случае костного рака возникают вследствие того, что рак нарушает нормальное равновесие работы клеток в костях, вызывая изменение структуры костной ткани. В здоровой кости происходит постоянный процесс ремоделирования, т.е. происходит разрушение и восстановление костной ткани.

Раковые клетки, распространившиеся в кость, нарушают это равновесие между работой остеокластов (клеток, которые разрушают кость) и остеобластов (клеток, которые образуют новую кость), вызывая либо ослабление, либо усиление образования кости.

Эти нарушения могут затрагивать либо периост (плотная мембрана, покрывающая кость, называемая также костной плёнкой), либо стимулировать нервы в кости, вызывая боли.

Как лечат костные боли?

Целью лечения болей, вызванных костными метастазами, является уменьшение болей, лечение переломов, уменьшение риска переломов, или замедление возникновения других осложнений. Методы лечения костных метастазов включают обезболивающие лекарства, бисфосфонаты, лучевую терапию и/или хирургическое лечение.

Обезболивающие медикаменты

Костные боли, вызванные костными метастазами, можно лечить различными лекарствами. Несмотря на то, что у 90% онкологических пациентов боли удаётся уменьшить, неконтролируемые, с опухолью связанные боли по-прежнему являются проблемой.

Рекомендации Всемирной Организации Здоровья (ВОЗ) по уменьшению болей, вызванных опухолью, указывают, что интенсивность болей у пациента, которая оценивается по шкале от 1 до 10 пунктов, определяет, какой вид обезболивающего препарата выбрать:

  • Лёгкие или средней тяжести боли (1-3 пункта): неопиоиды являются препаратами первого выбора в случае лёгких или средней тяжести болей. К этой группе лекарств принадлежит, например, парацетамол и нестероидные противовоспалительные средства (НПС), например, ибупрофен.
  • Средней тяжести или сильные боли (4-6 пунктов): пациентам с болями средней тяжести или сильными, которым не помогло лечение первого уровня, нужно принимать обезболивающие средства, принадлежащие к классу опиоидов, т.е., наркотические аналгетические средства. Медикаменты этого класса можно приобрести только по рецепту врача. Можно добавлять ацетаминофен или НПС.
  • Сильные боли (7-10 пунктов): пациентам с сильными болями, а также пациентам, которым предыдущее лечение боль не уменьшило, нужно назначать более сильное опиоидное средство (для его приобретения необходим рецепт особой учётности). В некоторых случаях может быть необходимо добавить медикаменты неопиоидного класса, например, аспирин, парацетамол, ибупрофен и другие средства, усиливающие обезболивание.

У обезболивающих лекарств могут быть побочные эффекты – сонливость, запоры, головокружение, тошнота и рвота. Облегчение от применения обезболивающих лекарств является кратковременным, и боли через короткое время могут возобновляться, поэтому их лучше всего принимать, когда боли только начинаются, или регулярно.

Бисфосфонаты

Группа медикаментов – бисфосфонаты – может эффективно уменьшать потерю костной ткани, которая возникает от метастатических поражений, уменьшать риск переломов и уменьшать боль. Бифосфонаты действуют, подавляя резорбцию или разрушение кости.

На костную ткань непрерывно воздействуют два типа клеток: остеокласты, разрушающие старые клетки кости и остеобласты, которые её восстанавливают. В свою очередь, раковые клетки выделяют различные факторы, которые стимулируют активность остеокластов.

Хотя точный механизм действия бифосфонатов до конца не ясен, считают, что они подавляют и уничтожают разрушающие клетки остеокласты, таким образом уменьшая распад костной ткани.

Данные более 30 клинических исследований свидетельствуют, что у пациентов с костными метастазами, которые получали лечение бифосфонатами, меньше вероятность переломов,  меньше потребность в лучевой терапии, меньше вероятность гиперкальцемии (повышенный уровень кальция в крови).  В клинических исследованиях доказано, что бисфосфонаты предотвращают или замедляют изменение в кости и связанные с этим боли у пациентов. Чаще всего костные метастазы встречаются при:

  • Рак груди
  • Рак простаты
  • Рак лёгких
  • Миелома
  • Карцинома почки

Лучевая терапия

Лучевая терапия эффективно уменьшает костные боли и распространение рака в кости Лучевая терапия особенно эффективна, когда метастатические поражения локализованы только в какой-то одной области.

Один из видов лучевой терапии называется радио –медикаментозной терапией. Она включает инъекцию радиоактивного вещества, например стронция – 89, в вену. Это вещество прикрепляется к тем областям кости, где есть рак.

Таким образом, направляя облучение непосредственно на поражённые участки кости, происходит уничтожение активных раковых клеток в кости и уменьшаются симптомы (боли).

Возможными побочными эффектами радио-медикаментозной терапии являются уменьшение количества клеток крови (увеличенный риск кровотечения) и, в редких случаях, риск лейкоза.

Хирургическое лечение

Хирургическая операция необходима для стабилизации ослабленной кости, если существует риск перелома. Поражённуюметастазами кость можно укрепить металлическим стержнем, пластинами или шурупами.

Источник: https://onko.lv/ru/rak-legkih/o-bolezni/kostnye-porazheniya/

Диагностика рака: найти и обезвредить · Правда Севера

С чем можно спутать метастазы в легких

Лучевая диагностика, «видящая» человека изнутри, – огромное подспорье для лечащего врача.

Но только в том случае, если диагност видит то же, что и современное оборудование, которого, кстати, в области сейчас много. О качественных диагностических исследованиях мы говорили с заведующей отделом лучевой диагностики Архангельского онкодиспансера Ириной Жуковой.

За каждое слово

– Ирина Владимировна, я сохранила в диктофоне слова вертебролога Сергея Григорьева о вашем докторе Вален­тине Николаевне Вальковой.

С этой записи и предлагаю начать разговор: «Почему своих пациентов я отправляю к Вальковой (с которой, кстати, лично не знаком), а не на другие томографы, где работают, в том числе, и мои однокурсники? На других про человека с явной патологией пять строк напишут, да и те – немедицинской терминологией: «несколько выпятился межпозвонковый диск» или «чуть‑чуть». Валькова же пишет целые «рассказы» на полтора листа. А мне как врачу важны именно нюансы, а не эти «чуть‑чуть».

Лично для меня доктор из онкологии – икона стиля в МРТ-диагностике. Снимаю шляпу перед её работой. Когда от такого врача-исследователя пациент попадает к столь же добросовестному врачу-лечебнику, то и результат лечения будет». Ваш доктор – уникум?

— СкорИрина Жукова.ее, Валентина Николаевна – просто доктор, отвечающий за каждое слово в заключении по каждому пациенту. Но, к сожалению, в любой специальности есть хорошо и плохо работающие.

Конечно, недопустимо, чтобы врач писал в заключении «колбасовидное образование» или «нечто узлоподобное». Это что? Да, наша работа связана с огромной нагрузкой на глаза, и шестичасовой рабочий день у рентгенологов ещё и поэтому, а не только из‑за вредности по ионизующему излучению.

Новичкам действительно бывает сложно разобраться – новообразование на «картинке» чёрно-белого изображения или что‑то иное. Поэтому когда в районах только поставили томографы, мы были готовы к тому, что их заключения придётся пересматривать. Это нормально.

Затем врачи проучились на центральных базах. Не у всех, но стало получаться. Например, специалисты в Вельске или в Нарьян-Маре выросли буквально на глазах.

– Тем не менее, вы пересматриваете заключения практически всех пациентов, поступающих в диспансер. Не доверяете коллегам?

— Скажу больше: мы пересматриваем и заключения друг друга. Не ошибается тот, кто не работает. Онкологическое заболевание – серьёзный диагноз. Лечение – сложное и порой достаточно тяжёлое.

И задача диагностов – максимально точно описать исследование, чтобы у врача-лечебника потом по «картинке» и тексту всё срослось. Именно поэтому в случае грубых ошибок в заключениях мы оцениваем и качество исследования, и качество описания.

А дефектуры, которые направляем в лечебные учреждения, должны стать поводом не наказать доктора, а помочь ему провести работу над ошибками.

– Вы пофамильно знаете тех, к чьим заключениям следует относиться осторожно?

— Знаем. Но тут ещё такой нюанс. Диагносты любого лечебного учреждения подстраиваются под докторов, с которыми работают. Например, скоропомощной больнице в первую очередь важно не пропустить острые состояния, которые они и смотрят. Сказывается и профессиональная деформация.

Когда к нам на работу пришёл доктор из тубдиспансера, первое время ему везде мерещился туберкулёз.

У нас же глаз цепляет своё: когда хирург-онколог готовится к операции, я понимаю – он хочет знать не только размеры опухоли и её расположение, но и распространённость процесса, инвазию сосудов, ему важно представлять, не придётся ли делать резекции смежных органов, есть ли увеличенные лимфатические узлы…

Видеть то, чего быть не должно

– Как вообще выглядит рак?

— Он разный. Доброкачественная опухоль по мере роста раздвигает ткани вокруг себя и имеет чёткие границы. Рак же чаще всего сильно меняет структуру органа. Клетки делятся хаотично, неправильно строят себе сосудистую сеть, всё деформируя вокруг.

То есть ты видишь то, чего быть не должно. Другое дело, что обнаруженное может оказаться не только раком, но и доброкачественным образованием. В печени, например, может быть и метастаз, и первичная опухоль, и гемангиома, и киста, и паразит.

Важно уметь дифференцировать всё это.

– Метастазы внешне отличаются от опухоли?

— По-разному. Бывает, метастаз похож на сам рак. Например, видишь в лёгких несколько узлов и гадаешь: где тут первичная опухоль? А она может быть совсем в другом месте, а все узлы – метастазами.

Тогда приходится дообследовать пациента. Если же кроме очагов в лёгких ничего не находим, стараемся сделать пункцию из самого крупного. И тогда нам в помощь – цитологи и гистологи.

Они скажут, опухоль это или метастаз и даже смогут предположить, какая это опухоль.

Или: у женщины метастазы в подмышечных лимфоузлах. В первую очередь, ищем опухоль в молочной железе. Нет. Смотрим шею, голову, брюшную полость… Тоже ничего не находим. У пациентки оказалась нейроэндокринная опухоль в поджелудочной железе, коварная тем, что, метастазируя куда‑то, она сама может регрессировать. В результате метастазы мы находим, а её – нет.

– Как на вашей памяти выглядел самый большой рак?

— Хирурги убрали у молодого мужчины забрюшинную опухоль весом около 17 килограммов. Его ничего не беспокоило, считал, что это его жена так хорошо откормила. Скорее всего, изначально у него была липома, которая в основном состоит из жировой ткани. Со временем она переродилась в липосаркому.

Это, кстати, распространённая история – перерождение доброкачественной опухоли в злокачественную. Например, если женщина не хочет сразу убрать выявленную фиброаденому, помнить о ней надо постоянно, наблюдаться у врача. То же самое – с полипами в кишечнике. Лучше убрать их от греха подальше.

Это предрак.

Каков вопрос – таков ответ

– Насколько я понимаю, чтобы вам легче «виделось», важно правильно провести исследование…

— Врачи, начинавшие лаборантами, знают – как правильно, на каких режимах проводить сканирование. А у нас многие не делают КТ с контрастом даже пациентам с явной онкопатологией.

Между тем, это – стандарт исследования, помогающий решить вопрос «опухоль – не опухоль» (а если опухоль, то какая?). Коллеги и руководство ЛПУ должны требовать это от диагностов. Сегодня не то время, чтобы экономить на контрасте.

Несостоятелен аргумент и о возможных аллергических реакциях: современные препараты сводят возможность аллергии к минимуму.

Просто в условиях стационара всё нужно делать правильно: нагреть контраст для исследования, подготовить пациента – поставить капельницу с хорошей водной нагрузкой, ввести антигистаминный препарат. Отметаю аргумент и о нехватке медсестёр, владеющих этой процедурой. Если ничего не делать – откуда опыт возьмётся?

– Вы говорили, ещё одна проблема в том, что диагносты недоописывают увиденное…

— В одной из больниц разбирали ситуацию: у пациента болела спина, сделали сканирование позвоночника. Но, выбрав протокол сканирования «позвоночник», этой заданностью сузили поле исследования и увидели не всё тело – только позвоночник. Однако в том конкретном случае была видна и часть почки с опухолью, из‑за которой и болела спина. Опухоль проглядели. Или – не описали.

То есть любое самое умное оборудование неспособно само смотреть вокруг, если ему не задана соответствующая программа. И в таких случаях хороши шаблоны, которыми почему‑то не любят пользоваться некоторые доктора.

Хотя если идёшь по шаблону, уже не забудешь посмотреть поджелудочную железу, селезёнку, надпочечники… Не зря ассоциация рентгенологов и радиологов вывешивает на сайте стандарты протоколов исследований.

Этим надо пользоваться.

Другая проблема – увидеть патологию и не описать её. Например, смотришь грудную клетку – ты же не только лёгкие видишь. Средостение, позвоночник, сердце, сосуды, лимфоузлы, даже часть шеи.

Мы регулярно описываем и верхний этаж брюшной полости – он тоже попадает в область исследования. Рак лёгкого может метастазировать в надпочечники.

Как же их не посмотреть, если знаешь, что пациент с раком лёгкого?

– Для этого врач должен знать, что куда метастазирует…

— Может и не знать. Но посмотреть должен. И не делать вид, что чего‑то не видел. Не понял, что увидел, – проконсультируйся с коллегами, отправь пациента на дообследование.

Жалко времени на подробное описание? Тут уже вопрос: помнит ли диагност, что его подпись под исследованием – это не только гарантия дальнейшего правильного лечения, но и его репутация, поправить которую после двух-трёх недочётов будет крайне сложно.

Видит оборудование, анализирует человек

– Но если вам приходится пересматривать заключения коллег, может, в онкологии сразу всех и смотреть?

— Оборудования в области действительно много, но, к сожалению, за счёт этого выросла, а не уменьшилась наша нагрузка. На конгрессе радиологов на секции по административным вопросам в лучевой диагностике я специально посмотрела опыт коллег, тоже страдающих от нехватки специалистов.

У них флюорографию и маммографию делают выездные бригады и через интернет отправляют на центральную базу на описание. Я бы схватилась за голову, если бы, например, Котлас стал всё отправлять на описание нам.

Где взять столько врачей? У нас и сейчас недостаточно времени читать литературу, следить за новинками, по‑хорошему анализировать ошибки.

– Какова цена ошибки диагноста?

— Пострадает пациент. Когда хирурги сообщают, что увидели другую (не ту, что мы «нарисовали») картину на операции, всегда разбираемся. Это мы недоглядели? Или, может быть, много времени после обследования прошло? Для агрессивных опухолей два месяца – много. Опухоль растёт, могут появиться метастазы.

Есть ещё термин «пределы метода»: на рентгене образования до сантиметра могут быть не видны. Зато на КТ и МРТ мы ищем метастазы размером в 1–2 мм. Это важно. А вот, например, один доктор пишет в заключении: «Опухолевый узел». Размеры не указывает. «Не резко увеличены лимфоузлы». «Не резко» оказалось – до пяти сантиметров.

Но когда я рассказываю об этом, не ставлю целью разнести в пух и прах всех подряд, а нас самих выставить белыми и пушистыми. Я тоже ошибаюсь. Например, в 2016‑м мы получили исследование на консультацию из Котласа.

Заключение врача: хронический холецистит органической патологии, метастазов органов брюшной полости нет. А пациент плох. Его потому и отправили к нам, что на месте не смогли разобраться, что у него не так с желудочно-кишечным трактом.

Пересмотрела исследование на диске: рак желудка с инвазивным ростом, метастазы в лимфоузлы, опухоль левой почки.

Пациента, у которого нарастала клиника острого живота, госпитализировали прямо с приёма. Дополнительно сделали ФГДС. А на следующий день у него перфорировала язва желудка, воспалительный процесс в котором я приняла за рак (воспалительный процесс может имитировать опухолевый, лимфоузлы увеличиваются тоже; но мы оцениваем только их размер, а не характер изменения). Пациента прооперировали.

– Как вам видится решение вопроса с кадрами?

— В медицине последних лет произошло резкое расслоение по уровню зарплат. И стало заметно, что в профессию пришли люди, для которых заработок – во главе угла. Их можно понять – сама жизнь поменялась.

Надежда – только на закручивание гаек сегодняшней системой образования.

Когда учиться медицине придётся почти до 30 лет (6 лет – вуз, плюс три года отработки в первичном звене, плюс ординатура, если удастся туда поступить), случайные люди станут реже попадать в профессию.

Понимаю, что 11 лет обучения с отработкой – попытка минздрава закрыть проблемы в первичном звене, где реально работать некому. А его ослабленность тянет за собой и проблемы в онкослужбе: во‑первых, стареет население области. А чем больше пожилых – тем больше онкопатологии.

Во-вторых, остаётся недостаточной выявляемость злокачественных опухолей на ранних стадиях. К сожалению, нет прицела на это в первичном звене.

Надеюсь, что‑то изменится после того, как президент призвал вновь приблизить, а не отдалять медицинскую помощь людям и особое внимание уделить лечению онкозаболеваний.

Елена МАЛЫШЕВА

Источник: http://pravdasevera.ru/-mbjh7563

Названы симптомы наступившего рака легких – МК

С чем можно спутать метастазы в легких

Их можно спутать с простудой

17.11.2019 в 11:53, просмотров: 23012

Рак легких себя почти не проявляет на ранних стадиях болезни, сообщает портал «Медикфорум». Поэтому нужно обращать внимание на первые симптомы, которые появляются при наличии данного заболевания.

Сначала у человека затрудняется дыхание, и появляются приступы кашля. Люди относятся к ним, как к обычной простуде. Возникает хрипота, отекает лицо, при дыхании возникают боли в груди, по ночам усиливается потоотделение, вес человека снижается. На поздних стадиях при кашле выделяется кровавая мокрота.

Иногда о наличии рака легких сигнализируют достаточно нетипичные симптомы. Болят кости в нижней части тела, появляется остеопороз. Вокруг средней части тела появляются жировые отложения, а кончики пальцев ног утолщаются. Также возможно увеличение количества тромбоцитов в крови и тромбоз.

Указанные признаки не всегда говорят о наличии рака легких. Тем не менее, врачи советуют на всякий случай пройти медобследование. Иначе заболевание переходит в позднюю стадию, а метастазы проникают в мозг и другие органы. Зрение человека ухудшается, вознкиает паралич, нарушение равновесия и сильные головные боли.

Читайте материал: Британец едва не умер от размножавшегося в пенисе червя

Встречу Путина с послами оттенила эффектная шведка Малена Мард: фоторепортаж Подземные пирамиды в Крыму: шокирующие фото исследователей Исполнился год после закрытия игорной зоны «Азов-Сити»: фоторепортаж из города без ставок Россиянка Юлия Чиркова завоевала “Порно-Оскар”: триумфальная фотогалерея Наталья Ветлицкая впервые выступила на сцене после 25-летнего перерыва Кадры эпидемии коронавируса в Ухане поразили трагизмом На похороны Чаплина пришел Квачков Велосипедистка Люсия Яворчекова бросила спорт и стала популярной фотомоделью Лица полицейских, “закрывавших” Голунова: веселье в суде Показать еще
Экономист назвал большую угрозу для России, чем коронавирус Россиян, эвакуированных из Китая, встретили в спецодежде с носилками: видео «По армейке вызвали»: странное аудиосообщение задержанного боксера Кушиташвили Дженнифер Лопес и Шакира взорвали соцсети зажигательным танцем на Супербоуле изнутри «коронавирусной» больницы в Ухане напугало пользователей Проститься с протоиереем Чаплиным пришло много брутальных мужчин Подмосковную электричку разорвало пополам: видео с места происшествия Установлены личности жертв ДТП на улице Свободы Кокорин рассказывает Фетисову о своем конфликте с “Зенитом” Показать еще Телескандал с дочерью Успенской разберет американский суд: «Опозорили на всю страну» Екатерина Скрижалина Полуголая Кристина Асмус загородила море и очаровала россиян Павел Быстров Вильфанд дал свой последний прогноз: «На этой неделе случится невероятное» Артем Кожедубов Фото 18-летней Екатерины Климовой восхитило фанатов Артем Кошеленко Успенская ответила на обвинения дочери в издевательствах Артем Кошеленко Германия возмутилась отказом России принять самолет с эвакуированными MK.RU У Ванги нашли пугающее пророчество про коронавирус MK.RU Пляжные фото молодой жены Игоря Николаева вызвали споры в Сети Арсений Томин Трагически погибла красавица дочь экс-главы управления мэрии Москвы Темникова Арсений Томин Хирург раскрыла правду об операциях Пугачевой Артем Кошеленко Telegram-канал: в Москве зафиксирован первый случай заболевания коронавирусом Александр Шляпников Шурыгина назвала любимую позу в сексе и число партнеров Артем Кошеленко Конец света через пять лет: пророчество иранского провидца начало «сбываться» Дмитрий Истров В Москве зверски зарезали торговца фруктами Арсений Томин Стали известны результаты вскрытия тела Всеволода Чаплина MK.RU После слов Путина о зарплатах чиновникам осталось только молиться Дмитрий Попов Поклонская раскрыла происхождение китайского коронавируса Никита Кротов Сожженную под Петербургом блогершу задушили во время секса Павел Быстров Фото Брежневой в облегающем белье восхитило фанатов Артем Кошеленко Главный онколог России ответил на вопрос о случаях Фриске и Заворотнюк Александра Зиновьева Омский отец-одиночка насиловал двух дочерей Артем Кошеленко Выяснилась возможная причина смерти солдата в Москве: сильно болели ноги Сергей Борисов В России будет восстановлена индексация пенсий работающим пенсионерам Кирилл Русаков В Башкирии отец изнасиловал 4-летнюю дочь Артем Кошеленко Показать еще Блог Натальи Воробьёвой : Сон, еда и вода: три источника и три составные части самочувствия Блог Георгия Янса: Слава «Покровителю» Блог Дмитрия Ходарева: Как скорректировать пенсионную реформу, чтобы восстановить социальный консенсус Чита Семья из читинской «заброшки»: Чем обернулась история спасения Псков Пскович преодолел 1400 км, чтобы вернуть свою собаку Уфа В Уфе Дима Билан от безысходности перепевал Пугачеву, Аллегрову и Земфиру Ставрополь (Кавказ) Кадыров показал отдых с семьей в горах Чечни Тверь Дауншифтинг по-русски: как сменить Крайний Север на тверскую глубинку и не пожалеть Тверь Матвей, который не стал ждать: тверской школьник спас мужчину от надвигающегося поезда

Источник: https://www.mk.ru/science/2019/11/17/nazvany-simptomy-nastupivshego-raka-legkikh.html

Первые признаки рака легких

С чем можно спутать метастазы в легких

Под раком легких понимают злокачественную эпителиальную опухоль. Формы заболевания отличаются распространением метастаз, склонностью к возобновлению проявлений болезни на ранней стадии и общеклиническим многообразием.

Чаще всего первые симптомы рака легких не вызывают у больных тревоги, они не отличаются характерностью. К ним можно отнести:

  • несистематический кашель;
  • усталость;
  • понижение аппетита;
  • резкое снижение массы тела;
  • на более запущенных стадиях «подключается» кашель с кровяными прожилками, одышка;
  • когда метастазы достигают органов и тканей, наблюдается болевой синдром.

Можно сказать, что наличие каких-либо определяющих признаков рака практически отсутствует, то есть диагностировать болезнь, отследив первые признаки рака легких практически невозможно.

Обосновано это тем, что легкие полностью лишены нервных окончаний и достаточно наличия 26% здоровой ткани легких, чтобы обеспечить организм нужным количеством кислорода.

Рост опухоли длится не один год — это долгий процесс, который может затянуться до десяти лет.

Существует несколько стадий развития рака легкого:

  • Биологическая стадия — время от образования опухоли до первых признаков на рентгеновских обследованиях.
  • Бессимптомная стадия — отсутствие симптомов, возникают признаки рака, которые можно выявить при помощи рентгена.;
  • Клиническая стадия — появляются первые симптомы рака легких.

В первые два периода начала онкологического процесса больной еще не отмечает ухудшения здоровья. За лечебно-профилактической помощью обращаются на данной стадии редко, поэтому своевременное диагностирование на раннем этапе считается затруднительным.

Первые признаки рака легких проявляются простым понижением активности у больного, быстрым утомлением от обычных бытовых занятий, потерей интереса, подавленным состоянием, снижением работоспособности, появлением слабости.

По мере прогрессирования, рак часто маскируется под бронхиты, воспаление дыхательных путей, вирусные инфекции, пневмонии и т.д. Наблюдается систематическое повышение температуры тела, восстановление режима и снова повышение до лихорадки.

Прием лекарственных препаратов на время лечения прерывает признака недомогания, но процесс повторяется периодически на протяжении нескольких месяцев.

Данные симптомы рака легких заставляют больных, которые хотя бы немного беспокоятся о своем здоровье, обратиться за консультацией к врачу, но выявить опухоль на этой стадии достаточно сложно.

Появление одышки, легочной недостаточности, проблемы с сердечным ритмом, боли в груди свидетельствуют о наличии рака легких, причем уже во второй или третьей стадии. Это связано с обширным выпадением целых долей легких из дыхательного процесса, что несомненно несет за собой последствия, которые отражаются на здоровье больного.

Что касается кашля, то на раннем этапе заболевания он бывает редкий и сухой и напоминает покашливание, без мокроты (если центральный рак). Далее кашель все сильнее беспокоит больного, становится надрывистым. Когда в мокроте появляется кровь, человек обычно обращается сразу к врачу.

Вместе с прожилками крови в мокроте у большинства пациентов появляется боль в груди, именно с той стороны, где в дальнейшем обнаруживается опухоль.

Еще одним свидетельством запущенного состояния опухоли считается затруднение прохождения пищи по пищеводу, что напоминает собой замаскированное воспаление пищевода. Это объясняется тем, что пищевод стесняется метастазами в лимфоузлах, что приводит к нарушению легкого придвижения пищи.

Когда метастазы достигают межреберные нервы у многих боли только усиливаются. Интенсивность болевого порога также зависит от того, насколько вовлечена в процесс грудная подреберная оболочка.

Стоит отметить, что зачастую симптомы рака легких не связанные напрямую с этим органом, свидетельствуют о четвертой стадии рака легких, когда метастазы распространяются на соседние органы или ткани, нарушая их нормальное функционирование. Это ведет к тому, что больные обращаются к кардиологу, терапевту, офтальмологу, ортопеду и другим узкопрофильным специалистам, не подозревая о настоящей причине недомогания.

Периферический рак легких – основные симптомы и первые признаки

Данная форма заболевания долго прогрессирует без симптомов, что существенно затрудняет процесс выявления болезни. Опухоль прорастает в органы, которые располагаются рядом и стремительно увеличивается в объеме.

Первые признаки рака легких данного типа — это периодические боли в груди и одышка. Чем больше одышка у больного, тем больше размеры опухоли в организме.

Стоит отметить, что у большей части больных раковыми заболеваниями наблюдается одышка, а у каждого десятого она представляет собой один из первых симптомов.

Боли в груди постоянного или переходящего типа беспокоит почти половину больных. Чаще всего боль в груди локализована в стороне, где находится опухоль.

Мелкоклеточный рак легкого – сложность выявления на ранней стадии

Эта форма рака, которая относится к гистологии, отличается ранним проникновением метастаз в ткани и органы и почти всегда злокачественностью. Встречается мелкоклеточный рак легкого нечасто, а проявляется путем интоксикации и одышки.

Instagram Ok YuTub

Источник: https://nmicr.ru/informatsiya-dlya-patsientov/pervye-priznaki-raka-legkikh.php

«У сына в легких образовалось более тридцати метастазов. Киевские хирурги..

С чем можно спутать метастазы в легких

Специалисты столичного онкоцентра использовали специальную насадку УЗИ-аппарата и осматривали ткани легких 18-летнего Артема непосредственно во время операции. Таким образом все крохотные новообразования удалось убрать до того, как они могли значительно повредить орган

Мама парня, который уже три года сражается с болезнью, не находит слов, чтобы выразить благодарность и восхищение столичными врачами.

— Эти специалисты сотворили настоящее чудо, — говорит 48-летняя Ирина Васильевна из городка Черниговка Запорожской области.

— Если бы в легких сына остались крохотные метастазы, они со временем начали бы расти, поражая легкие, «рассеивая» злокачественные клетки по всему организму. Мы хорошо знаем, как это происходит, так как два года назад столкнулись с подобной ситуацией. Понадобилась повторная операция.

Но сколько же можно резать нежные ткани легких? Вмешательство, которое сейчас провели сыну, дает нам огромную надежду на то, что мы все же победили болезнь.

Артем активно занимался борьбой. Во время спарринга его ударили по ноге. Небольшое уплотнение должно было рассосаться, однако оно не исчезало.

— После девятого класса сын поступил в Бердянский машиностроительный колледж, — продолжает мама парня. — Когда Артем приехал домой на каникулы, я попросила показать уплотнение. Оно хорошо прощупывалось. Сделали снимок ноги.

Посмотрев его, врачи тут же отправили нас в областную онкологическую клинику. Там сказали, что это, скорее всего, злокачественное образование. У меня земля ушла из-под ног. Куда ехать? Что делать? Запорожские хирурги удалили опухоль мягких тканей. Казалось, все уже позади.

Но когда Артем проходил медкомиссию в военкомате, врачи обратили внимание на образования в легких, которые были видны на рентгеновских снимках. Направили на компьютерную томографию. Она четко показала: в легких сына аж 19 метастазов! Многие из них размером больше сантиметра.

Тогда уже запорожские врачи посоветовали проконсультироваться со специалистами Киевского онкоцентра.

— Опухоли мягких тканей, костей, суставов достаточно часто дают метастазы в другие органы, — объясняет хирург детского отделения Киевского городского онкоцентра Вадим Кобысь. — Их нужно удалять после курса химиотерапии, ведь они продолжают расти, повреждая ткани органов, в которых «закрепились», рассеиваются дальше по всему организму.

До сих пор найти и удалить образования можно было, если только их размер превышал один сантиметр. Более мелкие, видимые на снимках, аппаратура, которую мы тогда использовали в операционной, не позволяла обнаружить. После такого вмешательства понимали: со временем оставшиеся образования увеличатся, понадобится повторная операция. Так и произошло с Артемом.

— Наш врач Вадим Кобысь объяснил: метастазы имеют желейную структуру, поэтому их невозможно нащупать, — рассказывает Ирина Васильевна. — После первой операции два таких образования остались в правом легком сына. Их удалили, когда они немного увеличились. Однако компьютерная томография снова показала много мелких образований.

За год, прошедший с того момента, они стали больше. Появились и новые, совсем маленькие. Хирург Сергей Завертиленко развел руками: «Я их не найду — они же меньше макового зернышка!» Что делать? Снова их растить? И тут Вадим Кобысь предложил использовать аппарат УЗИ, который во время операции поможет точно выявить местоположение метастазов.

Мы с сыном доверяли врачам и сразу сказали: делайте так, как считаете нужным.

— Бороться с метастазами сложно, — объясняет Вадим Кобысь. — Перед операцией больной обязательно должен пройти курс «химии», чтобы остановить рост образований и убить злокачественные клетки, которые могут находиться в крови.

То есть Артему каждый раз перед удалением метастазов приходится лечиться тяжелыми токсичными препаратами. Восстановление после «химии» идет долго. Честно говоря, уже давно ломал голову над тем, как помочь парню, как удалить самые маленькие образования.

Изучал статьи коллег, которые применяли УЗИ-аппарат во время операций на печени. А недавно узнал, что российские детские хирурги использовали ультразвук для точного обнаружения мест образования кист в легких. Понял: таким образом мы можем найти и метастазы.

На датчик, который по размеру и форме похож на бритвенный станок, надели специальное покрытие, обеспечив стерильность, и приступили к операции. Нам действительно удалось удалить все метастазы.

— Ткани легкого все равно пришлось разрезать и сшивать.

— Конечно. Но так как образования небольшие, то и разрезы делали маленькие. Их края герметично прошили с помощью специального аппарата, принцип работы которого можно сравнить со степлером.

После операции в этих местах нарушается кровообращение, возникает отек. Легкое болеет. Но со временем ткани восстанавливаются, растягиваются.

Совсем иначе обстоит дело, если метастазам позволить вырасти: они поражают ткани настолько, что, бывает, приходится удалять треть или половину легкого.

Все опухоли у детей, как правило, метастазируют. Появиться они могут в любом месте организма. Остеогенные саркомы чаще всего дают метастазы в легкие.

Ученый из Нидерландов выявил закономерность: если в организме есть опухоль объемом более 150 миллилитров, то с 83-процентной уверенностью можно утверждать, что появятся и метастазы. Сейчас как минимум трое моих пациентов нуждаются в такой же операции, какую мы сделали Артему.

Одной девочке мы уже пять раз удаляли метастазы, но в ее легком все еще остаются мелкие образования. У мальчика с саркомой Юнинга недавно обнаружили единичные мелкие метастазы. Пациентка из Сум перенесла удаление опухоли голени малоберцовой кости.

Когда ей проводили постоперационную «химию», она заболела гепатитом. Лечение пришлось прервать. Злокачественные клетки тут же активизировались: у нее в легких появилось множество крохотных метастазов.

— Что видит хирург на экране УЗИ-аппарата во время операции?

— На экране современного оборудования хорошо видна структура ткани, ее плотность. Это и позволяет специалисту действовать. Кроме того, аппарат еще и подсвечивает образования, поэтому время от времени мы приглушали свет в операционной, чтобы врачи могли более четко увидеть картинку на экране УЗИ-аппарата.

К сожалению, наш центр пока не может позволить себе купить подобное оборудование. Для операции Артему одолжили выставочный образец у фирмы, которая поставляет в Украину медицинскую технику. Мы проводим много процедур, требующих УЗИ-контроля. Я понимаю, что сейчас в стране экономические трудности. Но ведь и дети продолжают болеть, их нужно лечить.

Это нельзя отложить на месяц или полгода, когда все станет спокойно. Помощь нужна уже сейчас.

*”В медицинской литературе я прочитал, что УЗИ-аппараты используют во время операций на печени, при удалении кист легких, — говорит Вадим Кобысь. — Применив эту методику, из легких парня удалось удалить все образования”

— Операция длилась пять часов, — говорит мама Артема. — Все это время я молилась. Очень нервничала, особенно когда узнала, что отменили следующее вмешательство.

Выходящих из операционной сестер замучила вопросом: «Что не так?» До сих пор стыдно, что, слушая хирурга, рыдала, не могла остановиться. А он меня так обрадовал: «Даже самую маленькую метастазинку нашли и убрали».

Как же мне хотелось его, уставшего, обнять. Хвала этим людям.

Сам Артем скупо говорит о своей болезни. Немного стесняется того, что после каждой «химии» теряет волосы. Но сейчас с прической у парня все в порядке, и он согласился сфотографироваться для газеты. Находясь в больнице, Артем не чувствует себя одиноким: с помощью интернета он много общается с друзьями, отцом, сестрой и племянником.

— Из-за болезни пришлось бросить техникум, — говорит Ирина Васильевна. — Сын вернулся в школу, окончил 11 классов. Сейчас заочно учится в запорожском вузе. У нас с мужем есть еще старшая дочь Женя. Она выбрала профессию реабилитолога. Артем решил получить такое же образование.

Они с сестрой очень близки. Сын делится с Женей своими мыслями, переживаниями. Вся наша семья старается не зацикливаться на болезни Артема, во всем ищем положительные моменты.

Когда мы уезжали в Киев, трехлетний внук Илюша вручил мне иконку и начал просить: «Боженька, дай мне и Алтему здоловья».

*”Вся наша семья старается не зацикливаться на болезни Артема, — говорит Ирина Васильевна. — Во всем ищем положительные моменты и доверяем врачам”

— К сожалению, детское отделение нашей клиники, как и других онкобольниц, не бывает пустым, — говорит главный врач Киевского онкологического центра Александр Клюсов (на фото).

— Случай с Артемом еще раз показал, что у нас есть специалисты, которые могут проводить нестандартные операции, поддержать пациента в сложной ситуации. С каждым днем медицина становится все более высокотехнологичной. И чтобы эффективно помогать больным, необходимо обновлять аппаратуру.

Если в Европе и Америке техника, отслужившая пять лет, подлежит списанию, то у нас — модернизации. Это неправильно.

Чтобы действительно произошли изменения к лучшему, нужно принять закон «О страховой медицине», сотрудничать с частными партнерами. Меня очень радует то, что хирурги смогли найти новый способ помощи детям.

Но я не могу им пообещать, что в ближайшее время необходимый для этого аппарат УЗИ появится в их арсенале. Кроме того, сейчас с каждым днем в больничной аптеке остается все меньше препаратов для химиотерапии, которыми мы обязаны бесплатно обеспечивать всех больных.

Когда их получим и в каком объеме — пока не известно. Все говорят о том, что нужно искоренить коррупцию и реформировать медицину. Я это приветствую и поддерживаю. И мы готовы предложить свой вариант эффективных изменений, касающихся онкологической отрасли в Киеве.

Но все это необходимо делать прямо сегодня, чтобы без помощи не остались те, кто сейчас нуждается в дорогостоящем лечении и сложных операциях.

Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/179941-u-syna-v-legkih-obrazovalos-bolee-tridcati-metastazov-kievskie-hirurgi-pridumali-kak-ih-najti-i-udalit

Страница Врача
Добавить комментарий