Рентген при раке легких

Первые признаки рака легких

Рентген при раке легких

Под раком легких понимают злокачественную эпителиальную опухоль. Формы заболевания отличаются распространением метастаз, склонностью к возобновлению проявлений болезни на ранней стадии и общеклиническим многообразием.

Чаще всего первые симптомы рака легких не вызывают у больных тревоги, они не отличаются характерностью. К ним можно отнести:

  • несистематический кашель;
  • усталость;
  • понижение аппетита;
  • резкое снижение массы тела;
  • на более запущенных стадиях «подключается» кашель с кровяными прожилками, одышка;
  • когда метастазы достигают органов и тканей, наблюдается болевой синдром.

Можно сказать, что наличие каких-либо определяющих признаков рака практически отсутствует, то есть диагностировать болезнь, отследив первые признаки рака легких практически невозможно.

Обосновано это тем, что легкие полностью лишены нервных окончаний и достаточно наличия 26% здоровой ткани легких, чтобы обеспечить организм нужным количеством кислорода.

Рост опухоли длится не один год — это долгий процесс, который может затянуться до десяти лет.

Существует несколько стадий развития рака легкого:

  • Биологическая стадия — время от образования опухоли до первых признаков на рентгеновских обследованиях.
  • Бессимптомная стадия — отсутствие симптомов, возникают признаки рака, которые можно выявить при помощи рентгена.;
  • Клиническая стадия — появляются первые симптомы рака легких.

В первые два периода начала онкологического процесса больной еще не отмечает ухудшения здоровья. За лечебно-профилактической помощью обращаются на данной стадии редко, поэтому своевременное диагностирование на раннем этапе считается затруднительным.

Первые признаки рака легких проявляются простым понижением активности у больного, быстрым утомлением от обычных бытовых занятий, потерей интереса, подавленным состоянием, снижением работоспособности, появлением слабости.

По мере прогрессирования, рак часто маскируется под бронхиты, воспаление дыхательных путей, вирусные инфекции, пневмонии и т.д. Наблюдается систематическое повышение температуры тела, восстановление режима и снова повышение до лихорадки.

Прием лекарственных препаратов на время лечения прерывает признака недомогания, но процесс повторяется периодически на протяжении нескольких месяцев.

Данные симптомы рака легких заставляют больных, которые хотя бы немного беспокоятся о своем здоровье, обратиться за консультацией к врачу, но выявить опухоль на этой стадии достаточно сложно.

Появление одышки, легочной недостаточности, проблемы с сердечным ритмом, боли в груди свидетельствуют о наличии рака легких, причем уже во второй или третьей стадии. Это связано с обширным выпадением целых долей легких из дыхательного процесса, что несомненно несет за собой последствия, которые отражаются на здоровье больного.

Что касается кашля, то на раннем этапе заболевания он бывает редкий и сухой и напоминает покашливание, без мокроты (если центральный рак). Далее кашель все сильнее беспокоит больного, становится надрывистым. Когда в мокроте появляется кровь, человек обычно обращается сразу к врачу.

Вместе с прожилками крови в мокроте у большинства пациентов появляется боль в груди, именно с той стороны, где в дальнейшем обнаруживается опухоль.

Еще одним свидетельством запущенного состояния опухоли считается затруднение прохождения пищи по пищеводу, что напоминает собой замаскированное воспаление пищевода. Это объясняется тем, что пищевод стесняется метастазами в лимфоузлах, что приводит к нарушению легкого придвижения пищи.

Когда метастазы достигают межреберные нервы у многих боли только усиливаются. Интенсивность болевого порога также зависит от того, насколько вовлечена в процесс грудная подреберная оболочка.

Стоит отметить, что зачастую симптомы рака легких не связанные напрямую с этим органом, свидетельствуют о четвертой стадии рака легких, когда метастазы распространяются на соседние органы или ткани, нарушая их нормальное функционирование. Это ведет к тому, что больные обращаются к кардиологу, терапевту, офтальмологу, ортопеду и другим узкопрофильным специалистам, не подозревая о настоящей причине недомогания.

Периферический рак легких – основные симптомы и первые признаки

Данная форма заболевания долго прогрессирует без симптомов, что существенно затрудняет процесс выявления болезни. Опухоль прорастает в органы, которые располагаются рядом и стремительно увеличивается в объеме.

Первые признаки рака легких данного типа — это периодические боли в груди и одышка. Чем больше одышка у больного, тем больше размеры опухоли в организме.

Стоит отметить, что у большей части больных раковыми заболеваниями наблюдается одышка, а у каждого десятого она представляет собой один из первых симптомов.

Боли в груди постоянного или переходящего типа беспокоит почти половину больных. Чаще всего боль в груди локализована в стороне, где находится опухоль.

Мелкоклеточный рак легкого – сложность выявления на ранней стадии

Эта форма рака, которая относится к гистологии, отличается ранним проникновением метастаз в ткани и органы и почти всегда злокачественностью. Встречается мелкоклеточный рак легкого нечасто, а проявляется путем интоксикации и одышки.

Instagram Ok YuTub

Источник: https://nmicr.ru/informatsiya-dlya-patsientov/pervye-priznaki-raka-legkikh.php

Онкологический ликбез: почему флюорография не показывает рак лёгких и когда курильщику пора к врачу

Рентген при раке легких

Главный специалист Управления здравоохранения Екатеринбурга по лучевой диагностике Андрей Цориев

Публикуем очередной материал, который стоит прочитать и сохранить в закладки: мы вместе с ведущими врачами Екатеринбурга разоблачаем мифы о раке и выясняем, как можно избежать этой страшной болезни или хотя бы распознать её симптомы как можно раньше.

В этот раз мы попросили главного специалиста Управления здравоохранения Екатеринбурга по лучевой диагностике Андрея Цориева рассказать о том, как правильно, вовремя и без лишней лучевой нагрузки можно выявить рак лёгких.

Однако наш разговор от рака лёгких плавно перешёл на обсуждение рентгеновских методик для диагностики других онкологических заболеваний и даже коснулся туберкулёза лёгких. Разговор получился интересным и во многом неожиданным.

— Андрей Эльдарович, так всё-таки как можно обнаружить рак лёгких в ранней стадии? Поможет ли здесь массовая флюорография, рентген или, может быть, что-то ещё?

— На ранней стадии рак лёгких можно увидеть только с помощью компьютерной томографии. Я имею в виду ту стадию рака, когда человеку ещё можно будет помочь радикально и он потом проживёт долгие годы. А вот флюорография — это всё-таки достаточно специфический метод диагностики.

Во-первых, сам снимок при флюорографии настолько мал, что увидеть на нём изменения и правильно оценить их крайне сложно. Флюорография — это субъективный метод, потому что результат напрямую зависит от того, что на снимке увидит врач.

Если же заменить флюорографию рентгеновскими снимками, то тогда получится совершенно неоправданная лучевая нагрузка на пациента.

Выход один — это компьютерная томография (КТ), но не как метод скринингового исследования (то есть массового исследования «для всех»), а как метод диагностики у главной группы риска развития рака лёгких. То есть у пожилых пациентов в возрасте старше 55 лет с длительным стажем курильщика — 10, 15, 20 лет и более.

Согласно рекомендациям Американского общества онкологов, КТ лёгких раз в год нужно делать людям в возрасте от 55 до 74 лет, которые курят не менее 30 пачек сигарет в год, имеют большой стаж курения или бросили курить не более 15 лет назад, при этом состояние их здоровья позволит провести операцию, если обнаружится рак лёгких. Причём у каждого пациента должны быть выполнены все эти требования! Возрастные рамки объясняются следующим: до 55 лет человек ещё не в группе риска, а после 74 выявление рака уже не влияет на продолжительность его жизни. Как сами видите, всё очень рационально и основано на том, что диагностическая методика не должна приносить больше вреда, чем пользы, а её применение должно быть оправдано как с точки зрения медицины, так и с точки зрения экономики. В таком случае применение КТ даёт достоверное снижение смертности от рака лёгких.

Лучевая нагрузка при компьютерной томографии выше, чем при флюорографии, зато результат обследования не в пример точнее

А что тогда можно рекомендовать пациентам, которым ещё нет 55 лет?

— Не курить. У курильщиков рак лёгких развивается в десятки раз чаще, чем у некурильщиков.

— А как быть с лучевой нагрузкой, которую человек получает во время компьютерной томографии?

— Лучевая нагрузка при использовании компьютерной томографии минимум в 50 раз выше, чем при флюорографии, и это при условии использования специального «низкодозового» протокола на КТ.

Мы сегодня технологически готовы проводить такие исследования, но, чтобы они были бесплатны для пациентов, должны выйти соответствующие приказы на федеральном уровне и должно быть понимание этой проблемы на уровне государства. Пока же мы ведём дискуссии на уровне специалистов по лучевой диагностике.

К слову, нашу позицию относительно использования флюорографии и КТ при ранней диагностике рака лёгких поддерживает и Игорь Тюрин, главный специалист России по лучевой диагностике.

— Наверное, примерно то же можно сказать и про диагностику туберкулёза?

— С помощью флюорографии можно выявить и рак, и туберкулёз лёгких. Но только на поздней стадии. Против поголовного применения флюорографии есть ещё очень весомый экономический аргумент: мы подсчитали, что для выявления 1 случая туберкулёза лёгких нужно сделать ежегодных скрининговых флюорографий примерно на 27 тысяч рублей. Сколько на эти деньги можно было сделать исследований мокроты?

Поэтому в случае туберкулёза лёгких на первом этапе тоже нужно определяться с группами риска.

Если у человека есть иммунодефицит — или ВИЧ-инфекция, или приобретённый иммунодефицит, например, после проведения химиотерапии, если его беспокоит кашель, или человек находится в местах лишения свободы или работает с данным контингентом — то ему нужно делать не флюорографию, а хороший крупный рентгеновский снимок лёгких.

А перед снимком провести ещё несколько исследований: общий анализ крови и анализ мокроты с микроскопией. Вот тогда все данные по пациенту мы сможем оценивать как единое целое и вынести заключение, болен ли он туберкулёзом. По одной флюорографии такой вывод сделать часто невозможно.

Рентгенография лёгких

Сегодня многие родители, отказываясь от пробы Манту или других методов диагностики туберкулёза, настаивают на замене этих проб той же флюорографией. Насколько они правы?

— Про информативность флюорографии мы уже сказали всё. А вот про лучевую нагрузку я бы таким родителям напомнил. Ни одна лучевая нагрузка, полученная человеком в течение жизни, а особенно ребёнком, не проходит бесследно.

У нас в России совершенно правильно запрещено проводить детям до 14 лет флюорографию, а рентгеновское исследование лёгких можно делать только по показаниям, то есть по направлению лечащего врача.

К слову, вся эта законодательная база в равной мере касается и государственных, и частных клиник.

Поэтому, проводя флюорографию вместо пробы Манту, родители играют в игры с огнём относительно здоровья своего ребёнка в будущем, а медицинские учреждения напрямую нарушают установленный федеральный порядок. Этого не должно быть.

Если кто-то считает, что это всё чисто наши отечественные «выдумки», то я расскажу про исследование, которое не так давно провели американские коллеги. Они обследовали несколько сотен детей, которым в детстве проводилась компьютерная томография головы.

Оказалось, что опухоли мозга и системы крови у этих детей развивались примерно в 3 раза чаще, чем у тех, кто не был облучён в детстве.

— Андрей Эльдарович, то есть скрининг на обнаружение рака головного мозга не оправдан ввиду высокого облучения?

— Он не оправдан с любой точки зрения. И не применяется ни в одной стране мира. Опухоли головного мозга составляют значительно менее 1% от всех опухолей. Есть более важные локализации, где применяются рентгеновские исследования, например, молочная железа и кишечник.

— Насколько я знаю, для диагностики рака молочной железы у женщин младше 40 лет используется УЗИ, а рентген — только после 40 лет. С чем это связано?

— Это тоже связано с балансом между ожидаемой пользой и возможным вредом от лучевой нагрузки. Риск развития рака молочной железы после 40 лет значимо повышается, а вот до 40 лет рисковать с рентгеновскими лучами не стоит. Кроме этого, в более молодом возрасте молочная железа содержит больше железистой ткани, она более плотная, и с помощью рентгена увидеть рак в ней не всегда возможно.

— А как с помощью лучевой диагностики можно обнаружить рак кишечника?

— Существует отдельная методика проведения так называемой КТ-колоноскопии — с помощью рентгеновского компьютерного томографа. Проводят ещё после точно такой же подготовки, после которой кишечник осматривают эндоскопически, специальной трубкой — то есть после полной очистки. Кишечная трубка раздувается, и томограф делает серию снимков.

После этого врач может очень подробно рассмотреть все стенки толстой кишки, увидеть полипы, утолщения, изъязвления, наметить место для прицельной биопсии или для удаления полипа. Но это тоже методика «не для потока», а для группы риска — то есть для пожилых больных и для тех, у кого, например, уже есть подозрение на раковую опухоль.

И проводиться это исследование должно после консультации с врачом.

На мониторе — магнитно-резонансная ангиография внутричерепных артерий пациентки

А так выглядит трёхмерная реконструкция КТ-ангиографии

Напомним, проблеме онкологических заболеваний мы посвятили целую серию интервью.

Ранее мы беседовали об одном из самых распространённых онкозаболеваний — раке кожи — с профессором кафедры онкологии и медицинской радиологии Уральского государственного медицинского университета Сергеем Берзиным и об онкологических заболеваниях крови — лейкозах — с главным гематологом Свердловской области Татьяной Константиновой, а главный хирург Екатеринбурга Алексей Столин рассказал о том, почему сейчас не нужно бояться онкологических операций.

Кроме того, мы писали о типичных «мужских» и «женских» заболеваниях: главный уролог Свердловской области Игорь Баженов рассказал нам о «мужских болезнях», в том числе раке и аденоме предстательной железы, а заведующий отделением онкомаммологии ГКБ N 40 Сергей Демидов и заведующая кафедрой акушерства и гинекологии Уральского государственного медицинского университета Татьяна Обоскалова — о самом распространённом и самом страшном «женском» онкологическом заболевании — раке груди и других опасных женских болезнях.

Несколько публикаций мы посвятили онкологии желудочно-кишечного тракта.

О самой страшной её локализации — раке поджелудочной железы — мы поговорили с доктором медицинских наук Михаилом Прудковым, о раке желудка — с главным хирургом города Алексеем Столиным.

О раке кишечника нам рассказал заведующий отделением колопроктологии СОКБ N 1 Андрей Ощепков, а об онкологии самого уязвимого органа — пищевода — заведующий торако-абдоминальным отделением Свердловского областного онкодиспансера Юрий Истомин.

Наконец, главный онколог Екатеринбурга Денис Демидов рассказал нашим читателям о том, как правильно обследоваться без потери времени и денег, чтобы выявить признаки онкологии, и почему сложные процедуры типа МРТ или колоноскопии в этом не всегда помогают.

Источник: https://www.e1.ru/news/spool/news_id-53048051.html

Рак легкого. История одной операции, или Почему так важна флюорография

Рентген при раке легких

Изначально планировалось удалить пораженную часть легкого, это бы заняло четыре часа, по факту операция длилась полтора. Врачи ограничились взятием пробы новообразования 

Тимофей Калмаков

В течение трёх лет пермячка не проходила флюорографическое обследование. А этой осенью у женщины появился кашель и легкое недомогание, на рентгене обнаружили большую опухоль легкого. Сделать радикальную операцию по её удалению уже было невозможно.

Хирурги ограничились лишь открытой биопсией легкого (часть легкого взяли для гистологического исследования. — Прим. авт.). Мы присутствовали на операции и хотим рассказать, почему произошло именно так и как обнаружить рак легкого на ранних стадиях.

Об этом мы поговорили с главным внештатным специалистом — хирургом Минздрава Пермского края, завкафедрой госпитальной хирургии ПГМУ, торакальным хирургом высшей категории, главным врачом пермской краевой клинической больницы Анатолием Касатовым.

Главный врач краевой клинической больницы рассказывает журналистам о важности ранней диагностики

Тимофей Калмаков

— Первым этапом сделали эндоскопическую операцию справа — взяли узелки образования на исследование, — рассказывает об операции Анатолий. — К счастью, это оказался фиброз — разрослась соединительная ткань. Это доброкачественный процесс.

Сохранялась надежда на возможность радикального удаления опухоли в левом легком. Её наличие было несомненно — при бронхоскопии мы получили клетки злокачественного новообразования из бронхов левого легкого.

Диагноз подтверждался и данными компьютерной томографии.

По словам хирурга, распространенность опухоли в легком в некоторых случаях можно увидеть лишь при открытой операции.

До вмешательства были возможны два варианта: убрать всё легкое, но тогда пациентке будет тяжело дышать, либо провести операцию сложнее — убрать лимфоузлы и половину пораженного легкого, сохраняя орган, насколько это возможно. Второй вариант — способ максимально продлить жизнь пациентке.

Перед операцией планировался именно он. А уже в операционной выяснилось, что ситуация ещё сложнее — на сердечной сорочке пациентки врачи обнаружили мелкие метастазы опухоли, их не мог выявить даже современный компьютерный томограф. 

Распространенность сильная, в такой ситуации удалять легкое не имеет смысла, основной метод лечения — химиотерапия. Хирурги просто сделали открытую биопсию легкого, то есть взяли часть опухоли для гистологического исследования. Это нужно, чтобы определить иммунологический тип и подобрать эффективную химиотерапию.

Анатолий Касатов самостоятельно оперировал пермячку

В операционной находилось сразу около десяти человек, но стояла полная тишина, только изредка были слышны команды главврача: «Скальпель», «Зажим».

Если бы у данной пациентки удалось выявить рак на ранней стадии, хирурги бы удалили часть легкого и лимфоузлы — это полное излечение.

Вообще, по словам Анатолия Касатова, операбельность пациентов с раком легкого — 20%, то есть только каждому пятому показано хирургическое вмешательство. 70% обращающихся с онкологией в краевую больницу приходят с запущенными стадиями 3а, 3б и 4.

Оставшимся 30% можно помочь, у 18% из них высокодифференцированная форма, при которой возможно нормальное комбинированное лечение, то есть операция и химиотерапия.

А у 12% — злокачественные образования, при которых хирургия не используется принципиально и может поддержать только химиотерапия.

На операции присутствовали около 10 человек

— А основное во всем этом деле — флюорография, диспансеризация, — объясняет 59.ru главврач ПККБ. — Флюорография покажет небольшую тень сейчас, а мы знаем, чем это закончится через год.

Если мы успеем прооперировать в течение года, человек будет жить. А когда человека что-то начинает беспокоить и появляются клинические признаки, то это уже беда. В этом коварство рака легкого.

Когда люди не ходят на флюорографию годами, мы видим такие результаты.

По словам врача, при раке легких симптоматика изначально минимальная — может ничего не болеть. А убрать рак из человеческого организма можно только на первой и второй стадиях, поэтому важна своевременная диагностика. Ранее мы вам рассказывали, зачем нужна диспансеризация и как её нужно проходить. Сейчас мы подготовили ответы на вопросы про флюорографию.

Флюорографию проводят в трёх случаях: первый — это ежегодная диагностика, второй — проверка при поступлении на работу либо же в качестве регулярного осмотра на предприятии, третий — флюорография в рамках диспансеризации.

Анатолий Владимирович, какие вообще проблемы может показать флюорография?

— Флюорография — это скрининговый метод (первичное обследование людей без симптомов с целью выявления заболеваний. — Прим. авт.). Если она показала, что в легких что-то не ладно, — это уже огромное дело. Дальше мы сделаем рентген, потом компьютерную томографию и поймем, какие есть проблемы. Но с чего-то надо начать. Этот скрининг эффективный и признанный во всем мире.

Касатов рассказывает: существует синдром круглой тени, когда на легочной ткани мы видим очажок затемнения. Как круглая тень могут проявляться порядка 78 заболеваний.

Причем 76 различных болезней определяются так только в 10% случаев, чаще всего так выявляют рак — в 70% случаев — и туберкулез — в 20% случаев.

Если врач на флюорограмме видит, что легкое вентилируется плохо, — это уже повод для рентгена, а, может быть, и других этапов обследования.

Медсестра готовит антисептик

Чем флюорография отличается от рентгена и других обследований?

— Физический принцип один — рентгеновское излучение. На флюорографе есть трубка, которая испускает рентгеновские лучи, есть приемник изображения. Мы делаем импульс с коротким интервалом, это небольшая доза излучения. Рентген — большой экран, мощнее трубка, длиннее импульс, расходится на большую площадь.

А ещё существует рентгеноскопия — это не импульс, это непрерывный режим, нагрузка при котором больше, но мы можем оценить ситуацию в динамике, а не в статике. Самый последний этап — компьютерная томография — очень много трубок, они крутятся и делают сотни картинок, это происходит быстро.

Там все картинки суммируются, и строится 3D-модель.

Флюорография действительно должна проводиться только раз в год? Чаще вредно?

— Есть группы пациентов, которым мы советуем сделать флюорографию раз в полгода.

А есть люди, которым мы назначаем её раз в квартал, к ним, например, относятся те, у кого уже есть какие-то заболевания легких и за ними надо следить. Но как часто нужно делать флюорографию, решает только врач.

Вообще же частота раза в год — это для здоровых людей, в рамках ежегодной проверки здоровья. Бояться рентгеновских лучей точно не надо.

Кстати, по статистике, несмотря на работу с облучением, врачи-рентгенологи живут не меньше, чем все остальные люди. Хотя раньше они уходили на пенсию немного раньше.

Получается, вредности нет вообще?

— Флюорография — практически безопасный способ, с минимальной лучевой нагрузкой. А вообще всё контролируется, есть прибор, фиксирующий эту нагрузку, измеряется это в специальных единицах, они заносятся в амбулаторную карту.

Если говорить конкретно о раке легких, то это болезнь мужчин среднего и старшего возраста, то есть тех, кому более 50 лет. В группе риска — работающие на вредных производствах: асфальтоукладчики, дорожные рабочие, работники химического производства, например.

Они точно должны делать флюорографию регулярно, а если врач говорит «раз в полгода», они это должны запомнить, как “Отче наш”.

Анатолий Касатов рассказывает журналистам о ходе операции

— Кому еще показана флюорография?

— Про профессии я сказал, а если без профессий — курильщикам, людям, страдающим хроническим бронхитом, людям, перенесшим туберкулез.

Опасно не столько само курение и производственная вредность, опасен хронический бронхит — воспалительный процесс в слизистой увеличивает скорость деления клеток.

У нас иммунная система выбраковывает дефектные клетки, но если наступает сбой — тот же грипп, то риск растет.

А противопоказания?

— Беременность на ранних сроках. Но если это всё же необходимо, так как не делая флюорографию, мы можем что-то пропустить, живот можно прикрыть фартуком. Нет абсолютных противопоказаний к флюорографии.

Существуют правила прохождения флюорографии?

— В поликлинике ежегодно вызывают на флюорографию. Но это не догма, что ты завтра в 9 утра должен там быть. Это обсуждаемые варианты. Исключение — отдалённые деревни, куда врач приезжает на определенное время условно раз в квартал.

Есть декретированные сроки проведения диспансеризации, на которую просто надо прийти. Там смотрят не только легкие, но и предстательную железу, и мочеполовую систему и другое. Это тоже может быть поводом для более глубокого исследования.

Операция прошла хорошо — состояние пациентки было стабильное

С какого возраста можно начинать делать флюорографию?

— До семи лет делают реакцию Манту, с семи до 15 лет — диаскинтест (укол для выявления туберкулёза. — Прим. авт.), а уже с 15–18 по новому закону есть право выбора: либо проводим диаскинтест, либо делает флюорографию, начиная с 18 лет — флюорография в обязательном порядке.

Как часто должны менять оборудование для флюорографии?

— Всё обновляется регулярно. Но это настолько надежный аппарат, честно говоря, что картинку с выявленными отклонениями мы можем получить на самом старом флюорографе, сделанном ещё в прошлом веке. Для докторов удобнее новое оборудование — используя современный цифровой флюорограф, можно в последующем обойтись без рентгена и пойти сразу на КТ.

Источник: https://59.ru/text/health/65617261/

Прошел медкомиссию и рентген, а через 3 месяца умер от рака. Родные:

Рентген при раке легких

В конце прошлого года семья Шкред потеряла близкого человека. Родственники до сих пор не могут прийти в себя: настолько молниеносно рак поглотил жизнь 60-летнего борисовчанина.

Еще в июле он успешно прошел флюорографию, в августе — ежегодный профосмотр, а в ноябре ему поставили диагноз — рак легкого 4-й степени с метастазами в позвоночник и печень.

Сын умершего Александр не понимает, как врачи могли пропустить болезнь в настолько запущенной стадии, и выражает сомнения в эффективности наших профосмотров.

Фото с сайта onco.me

Из здорового человека — в смертельно больного за 3 месяца?

О коварности онкологических заболеваний в последнее время говорится немало. Но даже зная об этом, тяжело соотнести два документа с разницей менее чем в полгода: августовская медицинская справка с пометкой «К работе допущен» и свидетельство о смерти, выданное в декабре.

— Я понимаю, что воскресить моего отца уже невозможно, но то, что случилось с ним, может произойти с любым из нас, — говорит Александр Шкред. — Для чего мы тогда проходим ежегодно флюорографию, если она либо ничего не показывает, либо на ней ничего не могут (не хотят) увидеть?

По словам родственников, Сергей Николаевич Шкред последние 9 лет работал на городском молочном заводе Борисова и ежегодно проходил медицинскую комиссию. Последний рентген он сделал в конце июля — тогда, по заключению доктора, все было в порядке.

В октябре мужчина начал жаловаться на боль в боку. Обратился в поликлинику, врач выписала ему обезболивающие лекарства. Первоначально был поставлен диагноз «торакалгия» (межреберная невралгия).

Когда пациента осмотрели более внимательно, послушали легкое и сделали снимок, направили с подозрением на пневмонию в больницу.

И уже через 2 недели медики дали направление в онкологический центр в Боровлянах, где родственники услышали неутешительный диагноз.

— Я задал вопрос онкологу, как можно пройти флюорографию и медкомиссию и не обнаружить онкологию на такой стадии? Мне ответили: на снимке тень сердца, не смогли увидеть.

Я им говорю: а вам самим не страшно проходить обследования? Здесь вопрос такой: либо это некомпетентный человек делал флюорографию, а потом ее рассматривал, либо аппаратура ничего не дает.

К тому же, если терапевт проводил общий осмотр пациента, как можно не услышать, что легкое не работает? Почему не брали анализ крови?

Сигареты «шли плохо», но флюорография успокаивала

Помимо профосмотров на работе, признает Александр, его отец редко бывал у врачей. В 2013 году в последний раз проверялся по поводу перелома ребра, а в остальном — полагался на медкомиссию. Курил. Сигареты в последнее время «шли плохо», часто кашлял, но флюорография успокаивала. На самочувствие особенно не жаловался.

После того как в семье узнали о диагнозе, бывшая супруга пациента сходила в поликлинику и забрала его карточку. Медперсонал неоднократно заходил к ним домой с просьбой вернуть документ, рассказывает Александр.

— Началась фактически охота за медицинской карточкой отца. Я не выдержал, поехал в отделение милиции и написал заявление о случае преступной халатности.

Заявление принимать не хотели, мотивировали тем, что у меня нет медицинского образования и онкология так и должна развиваться.

Примерно через месяц меня вызвал следователь для беседы, а еще через неделю или около того пришел отказ в возбуждении уголовного дела. Сейчас карточка находится у следователя.

Собеседник подчеркивает, что не имеет претензий к большинству медиков. Напротив, врачам скорой, которые приезжали на вызовы к его отцу, он даже писал благодарность — настолько компетентными, порядочными и человечными людьми они оказались. Но случай с диагностикой рака поверг Александра в шок.

— Почему врачи не несут никакой ответственности? Некомпетентный бухгалтер сядет в тюрьму, если он нанес материальный ущерб фирме, почему же некомпетентный врач не несет никакой ответственности? — задается вопросом собеседник.

Комиссия провела служебное расследование

Как следует из документов, Борисовский районный отдел Следственного комитета Беларуси отказал заявителю в возбуждении уголовного дела, поскольку «в чьем-либо деянии отсутствует состав преступления».

При этом следователями было установлено, что за несколько месяцев до постановки диагноза врач-рентгенолог не обнаружила на снимке легкого и сердца видимой патологии.

В ходе профосмотра пациент сдал общий и биохимический анализ крови, жалоб не высказывал.

В управлении здравоохранения Миноблисполкома было назначено служебное расследование, говорится в постановлении СК.

TUT.BY удалось выяснить, что служебное расследование на сегодняшний момент благополучно завершено. Но его результаты в управлении здравоохранения журналисту озвучить отказались, сославшись на врачебную тайну.

Сыну умершего Александру Шкреду заключение комиссии без письменного запроса также не предоставили. Устно пояснили, что комиссия врачей на июльском снимке не нашла отклонений.

Лишь специально приглашенный врач-онколог разглядел некую патологию, которая к раку не имеет отношения, передает слова медиков собеседник.

— Комиссия, насколько я понял, в основном акцентировала внимание на снимке, поскольку все анализы для профосмотра регламентируются приказом Минздрава. В итоге все свели к тому, что это очень агрессивная форма рака.

То есть за три месяца заболевание развилось так, что человека убило… Не знаю, если честно, не верится… В октябре отец уже чувствовал боль, то есть метастазы были.

И вот вопрос: могут ли метастазы развиться так быстро, что за пару месяцев начинают причинять боль?

Медики: рак легких иногда долго не проявляет себя

В Беларуси от рака легких в течение первого года после выявления болезни умирают 53% пациентов, рассказал TUT.

BY заведующий торакальным отделением РНПЦ онкологии и медицинской радиологии, доктор медицинских наук, доцент Виктор Малькевич.

По этому показателю мы находимся на одном уровне с США, Великобританией и другими развитыми странами. То есть некоторые формы рака легких действительно очень агрессивны, пояснил специалист.

Источник: https://news.tut.by/society/482153.html

Онколикбез: врач назвал пять причин рака лёгкого и время, когда курильщику пора на операцию

Рентген при раке легких

Операции с минимумом хирургического вмешательства делают в онкодиспансере постоянно

kraszdrav.ru

Миф это или нет, что раком легкого в основном болеют курильщики?

Люди, которые курят, — номер один в группе риска по раку легкого, и, согласно мировой статистике, 90% курильщиков можно назвать потенциально больными раком легкого. Важен при этом даже не сам факт курения, а длительность и что именно курит человек: сигареты, папиросы, трубку или что-то другое.

Кроме того, последние исследования показали, что сигареты которые выпускают сейчас, это не чистый табак. Раньше пациенты курили папиросы или табак и заболевали плоскоклеточным раком легкого, теперь они, как правило, болеют железистым раком, который хуже лечится и прогноз по выздоровлению у него тоже хуже.

Кстати, именно из-за ароматических смесей, популярных среди женщин, у нас очень вырос женский рак. А в целом с 2004-го по 2014 год показатель рака легкого у молодых вырос в 17 раз. Но мы вообще стали чаще его выявлять, благодаря современному оборудованию и квалификации врачей.

Насколько опасно пассивное курение?

Расскажу вам такую историю. Лет 10 назад к нам обратились педиатры, которые обнаружили, что у детей в возрасте до года в моче выявили биохимические соединения, которые содержатся в выдыхаемом табачном дыме.

Мы думали, что мамы курят, спросили у них — оказалось, нет. Спросили: курят ли отцы? На что женщины ответили, что папы хоть и курят, но делают это на улице или на балконе.

И мы выяснили, как смолы попадают в организм малышей. 

Оказалось, что отец покурил, поиграл с малышом и через воздух в организм ребенка попал никотин, который осел на одежде и волосах папы. А ребенку при этом много не надо. Все это прошло через легкие, печень, почки и выделилось с мочой.

Было еще, кстати, исследование в Англии еще в 80-х. Медики исследовали 3000 семей, где курил только муж. И в 7% случаев рак выявили у жены, которая при этом не курила. Так что пассивное курение — это очень опасно.

Хирург-онколог Алексей Крат 

Александра Симутина

Вредны ли модные нынче вапорайзеры или электронные сигареты? 

У нас таких случаев пока не было, но мировые исследования показали, что даже фруктовые смеси и даже на воде вредны для организма. На слизистой могут оседать сера, фосфор и радиоактивный калий, которые тоже способствуют развитию рака легкого.

Но ведь раком легкого болеют не только курильщики. Почему тогда он возникает и у других людей?

Вторая причина — это выхлопные газы, количество которых за последние 10 лет сильно увеличилось из-за увеличения количества автомобилей. Третья причина — хронические болезни легких, а именно бронхиты, обструктивная болезнь легких, пневмосклероз, эмфизема. Кстати, если человек длительно курит, он, скорее всего, заработает себе одну из этих болезней.

Еще одна причина — экология. Промышленность, ТЭЦ, сгорание угля — выбросы от них способствуют развитию заболевания. Кстати, если в Красноярске это проблема, связанная с промышленностью, то где-нибудь в Краснодаре страдают работники сельского хозяйства, которые работают с минеральными удобрениями.

Например, ранее выбросы от промышленных предприятий, расположенных по обе стороны Енисея, выявляли в основном по течению реки, и в Березовке, Сухобузимском и Большемуртинском районе мы отметили рост заболеваемости по сравнению, например, с другими районами Красноярского края. Сейчас такого уже нет.

На пятом месте — ультрафиолетовое излучение, солнечная инсоляция, которая провоцирует раковые клетки на деление. И на шестом месте — наследственность. Но от общего числа больных эта причина составляет лишь 1,5%.

Как тогда избежать рака легких, если мы все живем в городе и подвержены этой опасности?

Вести здоровый образ жизни, разумеется, не курить. Хорошо влияют занятия спортом: во время упражнений мы больше дышим, легкие работают лучше и выводят токсины и шлаки, которые скопились в трахеобронхиальном дереве. Помогает влажный и теплый микроклимат, который позволяет легким работать гораздо лучше, чем в сухом воздухе.

Важно также соблюдать режим сна и питания, употреблять овощи, фрукты, клетчатку и желательно убрать весь фастфуд. Хорошая работа желудка и кишечника будет способствовать лучшему выведению токсинов из организма.

Ну и, конечно, ежегодно делать рентгенографию органов грудной клетки. Как минимум делать флюорографию, но лучше — мультиспиральную компьютерную томографию, которая выявляет рак на самых ранних стадиях.

Расскажите о стадиях рака: как организм ведет себя на первой и на последней стадии и как долго живут люди, которые перенесли рак легкого?

Традиционно, чем раньше пациент пришел, тем лучше у него прогноз. Важное правило — прислушиваться к себе. Если человек чувствует слабость, утомляемость, вялость, потливость и постоянно кашляет — это лишь малые признаки онкозаболевания.

Но если утром в своей мокроте человек обнаруживает небольшие прожилки или тем более сгустки крови — это должно насторожить.

Диагноз в любом случае можно будет поставить только после обследования, с использованием рентгенаппаратуры, эндоскопических методов диагностики и исследованием тканей проблемных участков легкого.

Если рак выявили на 1-2-й стадии, то мы удаляем часть легкого, опухоль, с помощью операции. Если есть метастазы и у пациента 3-4-я стадия — то мы проводим операцию, химиотерапию или облучение.

При 4-й стадии заболевания, прогноз, к сожалению, неблагоприятный.

Статистика выживаемости по раку легкого такова: при первой стадии 5 лет переживают более 70% пациентов, при второй — около  60%, при третьей — менее 40%, при четвертой — не более 5 %.

Обращаются к нам пациенты с 3В стадией. Это значит опухоль более 5 см, с наличием метастаз в лимфатические узлы. Мы их оперируем, удаляем легкое, теперь их ждет химиотерапия, но, если бы они приехали хотя бы на полгода-год раньше, все было бы гораздо лучше. Надо раньше обращаться к врачу, тогда мы раньше начнем лечение и будет лучше прогноз и качество жизни после лечения.

Как быстро рак легкого из первой стадии может перерасти в четвертую?

Как правило, с периода зарождения до клинического проявления проходит 7 лет, клетка удваивается примерно 1 раз в 6 месяцев. То есть человек был здоров, и только через 7 лет мы увидим у него опухоль. Существует три вида рака легкого: плоскоклеточный, железистый и мелкоклеточный.

Период удвоения опухолевой клетки плоскоклеточного — 1 раз в год, железистого — раз в полгода. При мелкоклеточном опухоль удваивается 1 раз в месяц, таким образом, может вырасти из первой стадии до третьей за 6–12 мес.

И понять, какой именно тип рака у пациента, можно только после исследований.

Как ведет себя организм, если игнорировать болезнь?

Говоря простым языком, человек просто чахнет. Слабеет, плохо ест, легко раздражается, находится в депрессии. Это все внешние проявления. Кроме того, он постоянно болеет, рак в целом угнетает иммунитет, проявляются вирусные и микробные заболевания.

Расскажите, как вы лечите рак легкого?

Применяется три метода лечения: хирургический, химиотерапевтический и радиологический (облучение).

Основной метод — хирургический, когда удаляется доля легкого или все легкое с обязательным удалением всех лимфоузлов грудной клетки на стороне, где выявлен рак. Большинство операций — открытые, когда послойно рассекается грудная клетка и удаляется проблемный очаг легкого. Такие операции выполняются при раке бронхов и на 3-4-й стадиях заболевания.

Последние 4-5 лет мы проводим малоинвазивные операции, то есть операции с минимальным хирургическим вмешательством. Пациенту делается три небольших разреза: для видеокамеры, увеличивающей изображение в 36 раз, сшивающего аппарата и эндоскопических инструментов-манипуляторов.

Мы удаляем долю легкого с лимфоузлами, пациент просыпается и чувствует себя относительно удовлетворительно благодаря минимальной травме, щадящим методам хирургического вмешательства. Такие пациенты быстро восстанавливаются, сокращается их пребывание в стационаре, раньше возвращаются к трудовой деятельности.

Но такая операция возможна, только если это 1-я или 2-я стадия рака.

Всего в год в отделении онкоторакальной хирургии мы делаем около 700 операций, раньше делали вдвое меньше. Все благодаря слаженной работе хирургов нашего отделения, высоким медицинским технологиям и появлению нового хирургического корпуса. 

В прошлом году у нас был пациент из соседнего региона, которому отказали в лечении у себя дома и в Москве по причине возможных смертельных осложнений.

Мы решили прооперировать его и удалили все правое легкое, хотя опухоль уже вросла в сердце и крупные сосуды, мы частично также удалили и их.

Это была очень сложная многочасовая  операция, к счастью, человек жив, хотя и находится на инвалидности, но полностью обслуживает себя сам и радует своих родных своим жизнелюбием.

Источник: https://ngs24.ru/news/more/51489861/

Страница Врача
Добавить комментарий