Реабилитация после туберкулеза легких

Достижения медицинской науки Беларуси

Реабилитация после туберкулеза легких

УДК: 61.2-089-036.82/.85
Год издания: 2009

Протоколы медицинской реабилитации больных после хирургического лечения заболеваний органов дыхания

Цель исследования – разработать протоколы медицинской реабилитации больных после хирургического лечения заболеваний органов дыхания на стационарном и амбулаторном этапах.

В настоящее время число пациентов, перенесших оперативное вмешательство на легких по поводу туберкулеза или неспецифических заболеваний, остается высоким. Данным пациентам после операции необходимо проведение активных реабилитационных мероприятий.

Проведено комплексное клиническое, клинико-функциональное и психодиагностическое обследование 123 больных после хирургического лечения патологии органов дыхания, из них пациентов, перенесших лобэктомию или сегментэктомию, – 78 (63,4%), пульмонэктомию – 8 (6,5%), плеврэктомию с декортикацией легкого – 12 (9,8%), 7-реберную торакопластику – 25 (20,3%) человек. Обследованные лица были в возрасте от 18 до 64 лет: 93 мужчины и 30 женщин. Средний возраст больных составил 40,6±1,3 года. Туберкулезом органов дыхания страдали 98 человек. Кавернозный или фиброзно-кавернозный туберкулез легких диагностирован у 49 пациентов, инфильтративный туберкулез – у 19; 25 пациентов были оперированы по поводу туберкуломы легких и 5 – эмпиемы плевры туберкулезной этиологии. Среди оперированных больных с неспецифическими заболеваниями легких (бронхоэктатической болезнью, острым или хроническим абсцессом легкого, эмпиемой плевры неспецифической этиологии) было 25 пациентов.

Обследование проведено на стационарном и амбулаторном этапах до и после реабилитационных мероприятий. У обследованных больных в результате реабилитации зарегистрировано улучшение клинического состояния, лабораторных, клинико-функциональных и психологических показателей.

В ходе проведенного исследования разработаны критерии, позволяющие охарактеризовать степень выраженности ограничений жизнедеятельности. Среди обследованных 1,8% больных не имели нарушений, ограничивающих их жизнедеятельность.

У 8,4% больных определена легкая степень нарушений – функциональный класс 1, у 41,6% – умеренная степень нарушений – функциональный класс 2, у 48,2% – значительная степень нарушений – функциональный класс 3.

Разработанный протокол медицинской реабилитации больных после хирургического лечения заболеваний органов дыхания на стационарном этапе имеют целью восстановление и стабилизацию нарушенных функций дыхательной, сердечно-сосудистой, нервной и иммунной систем, коррекцию сдвигов обмена веществ, а также улучшение работы дыхательной мускулатуры.

Они препятствуют развитию рецидивов воспалительного процесса в оставшихся отделах легких. На этом этапе осуществляется диагностика нарушений, оценка функциональных возможностей организма и в соответствии с этим разрабатываются индивидуальные программы реабилитации, назначаются физические тренировки в щадящем и щадяще-тренирующем режимах.

Осуществляется подготовка больных к реабилитации в амбулаторных условиях.

На амбулаторном этапе используется комплекс реабилитационных мер, включающий организацию лечебно-охранительного и диетического режима, применение лечебной физкультуры, массажа, физиотерапии и педагогического воздействия. Назначение средств медицинской реабилитации определяется состоянием больного и особенностями течения заболевания.

Протоколы медицинской реабилитации больных после хирургического лечения заболеваний органов дыхания включают следующие разделы: – реабилитационно-экспертная диагностика (с выделением обязательной и дополнительной программ); – мероприятия медицинской реабилитации (с указанием продолжительности проведения каждого мероприятия, количества в течение курса); – продолжительность курса медицинской реабилитации, кратность курсов; – критерии оценки эффективности медицинской реабилитации.

Перечень мероприятий медицинской реабилитации больных после хирургического лечения заболеваний органов дыхания включает: лечебный режим, диетотерапию, адекватную базисную терапию, применение физических факторов (респираторную и аппаратную физиотерапию), физическую реабилитацию (респираторную гимнастику, дренажную гимнастику, лечебную физкультуру, массаж), использование природных физических факторов курортотерапии, фитотерапию, методы медикаментозной реабилитации, психотерапии, обучение больного.

Объем, характер, интенсивность и продолжительность реабилитационных мероприятий должны определяться дифференцированно в соответствии с выраженностью функциональных нарушений больного (после определения функционального класса нарушений и ограничений жизнедеятельности).

Разработанные протоколы апробированы на стационарном и амбулаторном этапах реабилитации. Проведенные исследования показали, что предложенные протоколы позволяют составить оптимальную программу медицинской реабилитации, оценить эффективность проведенных реабилитационных мероприятий.

Научная новизна: впервые в Республике Беларусь разработаны и апробированы протоколы медицинской реабилитации больных после хирургического лечения заболеваний органов дыхания на стационарном этапе и протоколы медицинской реабилитации больных после хирургического лечения заболеваний органов дыхания на амбулаторном этапе. Данные протоколы составлены в соответствии с выраженностью функциональных нарушений у больных. Разработанные протоколы не имеют отечественных и зарубежных аналогов.

Область применения: медицинская реабилитация, медицинская экспертиза.
Рекомендации по использованию: результаты исследования могут быть использованы в отделениях реабилитации ЛПУ Республики Беларусь.
Предложения по сотрудничеству: консультативная помощь при внедрении.

Источник: http://med.by/dmn/book.php?book=09-1_7

Автореферат и диссертация по медицине (14.00.26) на тему:Реабилитация больных неактивным туберкулезом легких с сопутствующими хроническими неспецифическими заболеваниями легких в амбулаторных условиях

Реабилитация после туберкулеза легких

1. Авдеев С.Н., Чучалин А.Г. Консервативная терапия обострения хронического обструктивного заболевания легких. // РМЖ.-1997. Т.5, №17. -с.1105 -1114.

2. Авдеев С.Н., Чучалин А.Г. Дыхательная недостаточность при хронической обструктивной болезни легких. // Хронические обструктивные болезни легких / Под ред. А.Г. Чучалина. М.: ЗАО “Издательство БИНОМ”, СПб.: “Невский диалект”, 1998.- с. 255 – 256.

3. Адрианов Ю.А., Голованов Н.Ф., Калиниченко Б.В. Влияние дыхательных упражнений на легочно диафрагмальную механику у больных с ХНЗЛ // Сб. научн. Тр. / 2-й Моск. Мед. ин-т. Сер. Терапия.-1982.- Т. 180, Вып. 18,- с.3-6.

4. Александров О.В., Стручков П.В., Люкевич И.А., Щербатых О.В. Регуляторы дыхания в реабилитации больных бронхиальной астмой // 7 нац. конгресс по болезням орг. дыхания: Сб. резюме.- М., 1997.- с.211.

5. Айрапетова Н.С., Петранева Е.В., Рычкова М.А. и др. Интенсивный, классический и подводный душ массаж в реабилитации больных ХНЗЛ //6-й нац. конгресс по болезням органов дыхания: Сб.резюме. – М., 1996.- с.402.

6. Айсанов З.Р. Утомление дыхательных мышц: Вопросы диагностики и лечения: Дис. канд. мед. наук.- М., 1987.- 235 с.

7. Айсанов З.Р. Механизмы ограничения физической работоспособности у больных хроническими обструктивными заболеваниями легких: Автореф. дис.д-ра мед. наук.- М., 1994. 235 с.

8. Айсанов З.Р., Кокосов А.Н., Овчаренко С.И. и др. ХОБЛ : Федеральная программа // РМЖ.- 2001 .-Т.9, № 1 (120).- с.9 -32.

9. Ю.Бакенова Р.А., Сейсембеков Т.З., Чернова Н.А., Кенжина 3.3. Использование небулайзера в лечении бронхиальной астмы и хронического обструктивного бронхита //1 Международный конгресса “Интерастма”: Сб. резюме. М.,1998. – с.Ю.

10. И.Байбеков И.М., Мавлян Ходжаев Р.Ш. Влияние низкоинтенсивного лазерного излучения на процессы фагоцитоза. // Новые достижения лазерной медицины: Тез.докл. междунар. конф.- СПб.,1993 – с.238 -239.

11. Байбеков И.М., Назыров Ф.Г., Ильхамов Ф.А. и др. Морфологические аспекты лазерных воздействий. Ташкент: Изд-во мед. лит. им. Абу Али ибн Сино, 1996. – 208с.

12. Барт Б.Я., Юшкова Т.Н. Применение He-Ne лазера в комплексном лечении больных хроническим бронхитом и бронхиальной астмой в дневном стационаре поликлиники. // “Новое в лазерной медицине и хирургии”: Тез. докл. Междунар. конф., Ч.1.- М.,1990 с.268.

13. Бенцианов А.Д., Александров О.В., Дмитриевская М. ЭДС в комплексном лечении больных туберкулезом и ХНЗЛ // Тер. архив. -1987.-№7.-с. 83.

14. Боголюбов В.М. Распределение аэрозолей в дыхательных путях при ХНЗЛ. // Сан.кур.лечение и реаб.больных неспецифическими заболеваниями органов дыхания и бронхиальной астмой: Сб. науч. тр. Кисловодск, 1980. – с.41 – 42.

15. Бобков В.А., Шутова Н.В., Ефимова Е.Г., Аркина А.И. Эффективность применения небулайзеров для бронхолитической терапии прихроническом обструктивном бронхите (ХОБ) // 8-й нац. конгресс по болезням органов дыхания: Сб. резюме. М.,1998.- с. 436.

16. П.Борисова A.M., Хорошилова Н.В., Булгакова Г.И. Действие низкоинтенсивного лазерного излучения на иммунную систему. // Тер.архив. 1992. – №5.- c.l 11 – 116.

17. Бриль Г.Е., Купчиков В.В., Куликова Е.Г. Изменение кислотно-щелочного баланса и газового состава крови при транскутантном лазерном облучении // Физич. медицина.-1994.- Т.4, №1-2 с. 15.

18. Бронхиальная астма. Глобальная стратегия. // Пульмонология: Приложение. 1996. – 165 с.

19. Бронхиальная астма / Под ред.акад. РАМН А.Г. Чучалина: в 2 томах. Т.1.-М.: Агар, 1997.-432 с.

20. Бронхиальная астма./ Под ред.акад.РАМН А.Г. Чучалина в 2-х томах, Т.2.-М.: Агар, 1997.-432 с.

21. Буйлин В.А. Низкоинтенсивная лазерная терапия с применением матричных импульсных лазеров / Под ред. Чл. корр. РАМН проф. O.K. Скобелкина.-М.: ТОО”Фирма “Техника”, 1996.-120 с.

22. Бутейко К.П., Кулик Т.А. Метод Бутейко. Пособие для обучающихся методу волевой ликвидации глубокого дыхания.- Воскресенск, 1994. -56 с.

23. Вильдерман A.M., Доставалова З.П., Левченко П.В., Погребкова С.А. Течение и исходы сочетанного поражения активного туберкулеза и хронических неспецифических заболеваний легких. // Пробл. туберкулеза. 1987.- № 3. – с. 19-22.

24. Вильдерман A.M. Туберкулез и хронические неспецифические заболевания легких. // Проблемы туберкулеза. 1991. – № 2. – с. 74-76.

25. Волевое ограничение легочной вентиляции и задержки дыхания на выдохе в лечении бронхиальной астмы: Методические рекомендации / МНИИТ МЗ РСФСР; Сост.: ВоробьеваИ.И. М., 1987. – 13 с.

26. Выхристюк О.Ф., Самсыгина Г.А. Использование детензоротерапии в реабилитации детей из социально неблагополучных семей с заболеваниями органов дыхания. // 9 нац. конгресс по болезням органов дыхания: Сб. резюме. М., 1999. – с.208.

27. Галюкова Н.И., Бубочкин Б.П., Галюков И.А. Некоторые аспекты заболеваемости туберкулезом и XH3JI // Проблемы туберкулеза: Сб. резюме IV (XIII) съезда фтизиатров. Москва- Йошкар-Ола, 1999.-с.152.

28. Гамалея Н.Ф. Лазеры в эксперименте и клинике. М.: Медицина, 1972. -232 с.

29. Гаркалов К.А., Белевский А.С. Медико социальное значение обучения больных бронхиальной астмой. // Пульмонология. – 1996. – № 4.-с. 28-33.

30. Голуб Н.И. Влияние табакокурения на иммунную и неспецифическую резистентность. // Пульмонология. -1992.- № 1. с. 83 – 86.

31. Гринштейн Ю.И., Осетров И.В. Влияние света He-Ne лазера на активность мембранного Е рецептора Т – лимфоцитов. // Физич. медицина. -1996. – Т.5, № 1-2.- с.36.

32. Гриппи М.А. Патофизиология легких. М.: ЗАО “Издательство БИНОМ”, СПб.: “Невский Диалект”, 1999.-344 с.

33. Гусейнов Х.Ю. Эффективность применения образовательной программы у больных ХОБЛ жителей г. Гянджи Азербайджанской Республики. // Пульмонология. – 2000. – № 3. – с.71 – 73.

34. Дегтярев В.А., Суходольская Т.И. Рентгенологическая семиотика изменений в легких у больных ХБ под влиянием лечения НИЛИ иимпульсным магнитным полем. // Физич. медицина. 1996. – Т.5, № 1 -2.-c.30.

35. Денисова Т. В., Зеленкова Л.К., Пешкова О.А., Лихачева Р.Я.

36. Применение методов ЭСД, ВВЛ, аэрозоль терапии при лечении больных собструктивными заболеваниями легких // 6-й национ. конгресс поболезням органов дыхания: Сб. резюме.- Новосибирск, 1996 с.269.

37. Джураев А. Реабилитация больных ХНЗЛ на стационарном и поликлиническом этапах: Дисс. д-ра мед. наук.- Андижан, 1987.367 с.

38. Добкин В.Г. Лазеры при хирургическом лечении больных туберкулезом и другими заболеваниями легких и плевры (экспериментальное и клиническое исследование): Автореф. дис. .докт. мед. наук. М., 1985. – 32с.

39. Добкин В.Г., Демидов Б.С., Малышев Б.Н. Опыт применения лазеров во фтизиатрии. // Пробл. туберкулеза. 1987. – № 5. – с.25 -29.

40. Долгина А.Г. Динамика поражений бронхиальной системы у больных туберкулезом легких. // Проблемы туберкулеза.- 1989. № 12. – с. 29 -31.

41. Дуков Л.Г., Затеев А.В., Мальченко Т.Д., Головина Н.В. Влияние положительного давления в конце выдоха на биомеханику дыхания при хроническом бронхите. // Пульмонология. -1998. №3. – с.45 – 47.

42. Егорова И.Л., Приймак А.А., Малиев Б.М., Сорокина И.А. и др. Влияние лазеротерапии на функцию коры надпочечников у больных туберкулезом легких и сахарным диабетом. // 7 Национальный конгресс по болезням органов дыхания: Сб. резюме.-М, 1997. -с. 360.

43. Егорова Л.А., Лутай А.В., Корнилов Л.Я. Влияние НИЛИ на иммунную систему при острой пневмонии. // Физич. медицина. 1996. -Т.5,№ 1-2. – с.31.

44. Елисеенко В.И., Медведев В.А., Фомичев В.И. Механизм активации неспецифического иммунитета низкоинтенсивным лазерным излучением. //Физич. медицина. 1994. – Т.4, № 1 – 2. – с. 37.

45. Елисеенко В.И., Воробьев С.В., Лощилина Т.Е. и др. Роль макрофагов в репаративном процессе при воздействии лазерного излучения на биологически активные ткани // “Лазеры и медицина”: Тез.докл. Междунар. Конф., 4.1. Ташкент, 1989. – с. 68.

46. Емельянова Л.А., Кустова Н.И., Иммунокоррегирующее влияние лазеротерапии у больных пневмонией с различной степенью тяжести // 8 Национальный конгресс по болезням органов дыхания: Сб. резюме.-М., 1998. с. 204.

47. Ефимов В.В., Гладченко А.Р., Блажко В.И. Влияние эндобронхиальной лазеротерапии на систему местной защиты легких у больных затяжной пневмонией. // Врачебное дело. 1989.- № 7 (964). – с. 23 – 25.

48. Ефимова Е.Г., Лутай А.В., Орлов Р.Б. Оценка эффективности лазеротерапии в реабилитации больных хроническим бронхитом. // 9 Национальный конгресс по болезням органов дыхания: Сб. резюме.-М., 1999.-c.309.

49. Ефремушкина А.А., Мальченко Т.Д., Марфутенко Н.В., Шойхет Я.Н., Дуков Л.Г Влияние положительного давления в конце выдоха набиомеханику дыхания при бронхиальной астме // 6 нац. конгресс по бол. орг. дыхания: Сб. резюме,- М.,1996. с.270.

50. Жазыкбаева Г.К., Сагандыкова Д.М., Каражанова J1.K., Токтарова Ж.Ж. Современные методы реабилитации больных бронхиальной астмой // 8 нац. конгресс по болезням орг. дыхания: Сб. резюме. М.,1998.- с.73.

51. Жук Н.А. Организация Центра диагностики и лечения нарушений функции дыхания // XII съезд ВНОФ: тез.докл. Саратов, 1994. – с. 148.

52. Жук Н.А. Методы восстановления респираторной функции при бронхолегочных заболеваниях // Кубанский научно медицинский вестник.- 1997. – № 6 – 7. – с.31 – 33.

53. Илларионов В.Е, Миненков А.А., Стрельцова Е.Н. Влияние магнитолазерного излучения на состояние регионарной гемодинамики // Воен. мед. журн. – 1988. – №3. – с. 62-65.

54. Илларионов В.Е. Основы лазерной терапии. М.: Респект, 1992. – 121с.

55. Ильченко В.И. Особенности течения и лечения хронического бронхита у больных туберкулезом легких: Автореф. дисс. канд. мед. наук. СПб., 1993.-20с.

56. Калинина Е.Е., Жук Н.А., Ананченко В.Г. Применение низкоинтенсивного лазерного излучения в комплексном лечении хронического обструктивного бронхита // Лазерная медицина. 1997. -Т.1, Вып.2. – с.29 – 30.

57. Калинина Е.Е. Применение раствора вентолина для функциональных проб у больных с бронхообструктивным синдромом. //10 нац. конгресс по болезням органов дыхания: Сб. резюме. СПб., 2000. – с.35.

58. Калинина Е.Е., Жук Н.А., Приймак А.А Реабилитация больных ХНЗЛ в амбулаторных условиях на базе противотуберкулезного диспансера // Пульмонология —2001.-№ 1. с.28 – 35.

59. Каплан М.А., Дегтярев В.А. Магнитолазерная терапия хронических неспецифических заболеваний легких. // 8 Национальный конгресс по болезням органов дыхания: Сб. резюме. М., 1998 – с.256.

60. Карачунский М.А. Туберкулез в наши дни. // РМЖ.-2001.- Т.9,21 (140).- с.951-953.

Источник: http://medical-diss.com/medicina/reabilitatsiya-bolnyh-neaktivnym-tuberkulezom-legkih-s-soputstvuyuschimi-hronicheskimi-nespetsificheskimi-zabolevaniyami-

Роль медико-реабилитационных мероприятий в восстановлении функции дыхания при лечении рака лёгкого, вызванного туберкулёзным процессом

Реабилитация после туберкулеза легких
1 Бутрина В.И. 1 Люцко В.В.

2, 3 1 НОУ ВПО «Евразийский открытый институт»2 Медицинский центр «Ваша клиника»3 ФГБОУ ДПО «ИПК ФМБА РФ» Сложные и многообразные процессы взаимодействия МБТ на фоне развивающегося рака лёгкого с клетками макроорганизма, зависящие от состояния индивидуальных метаболических, биосинтетических и других биологических процессов макроорганизма и микроорганизма, находят отражение в разнообразии морфологических проявлений специфического туберкулёзного процесса и в клинических признаках болезни. Реабилитация больных раком лёгкого, вызванным туберкулёзом, с восстановлением жизненно важных функций организма является частью комплекса лечебного процесса, так как от правильного его проведения зависит исход всего лечения. Реабилитационные мероприятия значительно ускоряют репаративные процессы, повышают эффективность стандартных режимов химиотерапии, способствуют восстановлению функции органов дыхания при раке лёгких, вызванном туберкулёзом различных локализаций и сочетанных с ним заболеваний бронхолёгочной системы. Восстановление функции дыхания является неотъемлемой частью комплексного лечебного процесса при рациональной химиотерапии активного онкологического процесса и значительно повышает эффективность лечения и качество клинического выздоровления. функции дыхания при раке лёгкого 1. Кокосов А.Н. Хронический бронхит и обструктивная болезнь легких. СПб, 2002.
2. Крюков А.И., Товмасян A.C., Жуховицкий В.Г. Биопленки в этиологии и патогенезе хронического тонзиллита // Вестник оториноларингологии. – 2008. – № 3. – С. 71–73.
3. Кунельская В.Я. Современное состояние вопроса диагностики и лечения грибковых заболеваний ЛОР-органов // Вестник оториноларингологии. – 2008. – № 2. –С. 24–29.
4. Кунельская В.Я., Потекаев Н.С., Потекаев H.H. Руководство по практической микологии. – М., 2001. – 144 с.
5. Кунельская В.Я. Грибковые инфекции дыхательных путей // Лечащий врач. – 2005. – № 1. – С. 74–76.
6. Харченко В.П., Чхиквадзе В.Д., Гваришвили А.А. Лечение немелкоклеточного рака легкого // Российский онкологический журнал. – 1999. – № 2. – С. 32–34.

Открытие антибиотиков теоретически позволяло достичь полного излечения больного туберкулёзом, но, к сожалению, в клинической практике эти возможности полностью не оправдались. Этому предшествовали биологически закономерные процессы развития резистентности микобактерий туберкулеза (МБТ) к возрастающему числу используемых для лечения химиопрепаратов. Этиотропная химиотерапия, узко направленная на подавление жизнеспособности МБТ, сама по себе даже в условиях безукоризненного выполнения утверждённых стандартов, не всегда обеспечивает прогнозируемую эффективность [1, 2, 3].

Направленность научных исследований на внедрение новых антибактериальных препаратов и схем лечения не обеспечивают повышения эффективности, о чём косвенно свидетельствует рост показателя смертности от рака лёгкого, осложнённого туберкулёзным процессом, с 9,8 на 100 тыс. человек в 2000 г.

до 20,5 на 100 тыс. человек в 2010 г.

Использование предложенных на практике строгих стандартов химиотерапии различных форм туберкулёзного процесса с учётом резистентности МБТ не снизило количества прогрессирующих процессов, а привело к увеличению удельного веса больных с хроническими формами внелёгочного туберкулёза различной локализации и с наиболее опасной формой лёгочного туберкулеза – фиброзно-кавернозной. По данным статистики среди больных, впервые взятых на учёт, фиброзно-кавернозный туберкулёз составляет 1,3–2,2 %, а в контингентах удельный вес его увеличивается до 12,0 % и более.

Именно эти прогрессирующие и инвалидизирующие формы бациллярного туберкулёза до 70,0–80,0 % являются резистентными к химиопрепаратам и являются наиболее опасными для заражения окружающих их лиц, особенно детей и подростков. Кроме того, именно эти формы туберкулёза являются наиболее значимыми факторами риска при формировании онкопатологии – рака лёгкого [2, 4, 5].

Сложные и многообразные процессы взаимодействия МБТ на фоне развивающегося рака лёгкого с клетками макроорганизма, зависящие от состояния индивидуальных метаболических, биосинтетических и других биологических процессов макроорганизма и микроорганизма, находят отражение в разнообразии морфологических проявлений специфического туберкулёзного процесса и в клинических признаках болезни.

Результаты исследования и их обсуждение

Современные научные достижения требуют включения в лечебный процесс методов, направленных на восстановление физиологических процессов клеточно-тканевых структур, усиления функций иммунокомпетентных органов.

Одним из главных направлений повышения уровня биоэнергетических процессов является улучшение функции дыхания бронхолёгочной системы, доминирующей в формировании метаболических процессов на молекулярном уровне.

Недооценка нарушений функции дыхания при заболевании органов дыхания, недостатки в диагностике и реабилитации развивающихся при заболевании нарушений ведёт к прогрессированию острого специфического воспаления с усилением процессов некроза.

Однако функция дыхания при заболеваниях бронхолёгочной системы фактически очень редко исследуется и не входит в критерий эффективности лечения и реабилитации во фтизиатрии.

По данным наших исследований, у больных туберкулёзом нарушение показателей функции дыхания при бронхоспирометрии с анализом петли поток-объём имеют место у 70,0 % – и более пациентов.

В целях наиболее полного восстановления функции дыхания у больных раком лёгкого и сопутствующей бронхолёгочной патологией, повышения эффективности лечения, восстановления трудоспособности и улучшения качества жизни на базе онкологического диспансера г. Москвы создано специализированное отделение по диагностике и реабилитации больных с нарушением функции лёгких при раке лёгкого, вызванного туберкулёзным процессом.

За период с 2008 по 2010 г., т.е.

за 3 года при комплексном обследовании 1080 пациентов с раком лёгкого, вызванным туберкулёзом лёгких или сочетанным поражением лёгких и других внелёгочных локализаций, нарушения функции внешнего дыхания (ФВД) выявлены у 86,5 % пациентов.

Впервые установлен и подтверждён диагноз начальной формы хронической обструктивной болезни у 57,2 % пациентов, а у 9,2 % обследованных как сопутствующая патология была выявлена бронхиальная астма.

Бронхо-спирометрические исследования с анализом кривой поток-объём позволили выявить нарушения ФВД у 79,6 % пациентов, причём наиболее выраженными они были у злоупотребляющих курением – 91,5 %.

Комплекс лечебно-реабилитационных мероприятий (лечебная физкультура, массаж, электростимуляция диафрагмы, ингаляция медикаментозных средств, ионно-, кислородо-, физио-, лазеротерапия и другие методы воздействия) осуществлялся в групповом и индивидуальном режимах 12–24 дня и включал в себя образовательную программу для пациентов по основным аспектам лечения, реабилитации и профилактики рецидивов болезни. Целенаправленность реабилитационных мероприятий сводится к повышению метаболических и биоэнергетических процессов клеточных элементов в очаге поражения и их физиологической смене функционально полноценными клетками. Лечебный процесс строится по индивидуально-групповому принципу с ежедневной коррекцией объёма и интенсивности воздействия на основе субъективных и объективных данных проявления респираторных нарушений под контролем исследования функции внешнего дыхания с анализом поток-объём.

Особое значение отдавалось образовательной программе для пациентов с целью психо-эмоционального воздействия для активного сознательного участия их в развитии функции дыхания и компенсаторно-восстановительных физиологических функций организма. Ведь без активного, сознательного участия пациента развить компенсаторно-восстановительные механизмы невозможно. Данные показателей приведены в табл. 1.

В группу больных раком лёгких с ограниченным туберкулёзным процессом в лёгких за период с 2008 по 2010 гг. были отнесены 1080 пациентов, получавших основной курс химиотерапии при распространённости процесса в пределах 1–2 сегментов.

Для оценки результатов реабилитационного курса выделены пациенты некурящие и злоупотребляющие табакокурением (индекс курильщика 120–200, т.е.

число выкуриваемых сигарет в день умноженное на среднюю длительность курения в годах), так как до начала лечебно-реабилитационного воздействия у курящих пациентов преобладали значительно выраженные нарушения вентиляционной функции у 52,1 % и резко выраженные у 36,6 %, а у некурящих пациентов они составили соответственно 32,4 и 5,4 %.

В связи с этим реабилитационные мероприятия у курильщиков дополнялись ингаляционными муко- и бронхолитиками, специальными методиками для снятия явлений бронхоспазма.

Однако, как свидетельствуют показатели восстановления ФВД, по окончании курса реабилитации эффективность у пациентов некурящих во много раз выше, чем у курильщиков, а именно: восстановление показателей до нормальных достигнуто у 64,8 % и только у 2,7 % не было эффекта, а у пациентов табакозависимых эти показатели были достигнуты только у 18,4 и 29,5 % соответственно. Очевидно, что реабилитационные мероприятия целесообразно назначать и проводить с учётом желания пациента прекратить или сократить курение.

Таблица 1

Динамика ФВД при реабилитации больных с раком лёгких

Группы больныхПериод исследованияИмели нарушения ФВД, ( %)Восстановление ФВД ( %)
НезначительныеУмеренныеВыраженныеЗначительно выраженныеВосстановление до нормыЧастичноеБез эффекта
Не курят370До реабилитации8,154,032,45,4
После реабилитации62,129,78,164,832,42,7
Курят710До реабилитации11,252,136,6
После реабилитации26,743,623,323,918,458,129,5

Тем не менее, для подтверждения целесообразности проведения реабилитационных мероприятий в сочетании со стандартными методами лечения была взята контрольная группа в количестве 940 пациентов с раком лёгких с распространёнными туберкулёзными процессами, лечившаяся стандартным методом химиотерапии (табл. 2).

Таблица 2

Сравнительная оценка эффективности лечения и реабилитации впервые выявленных больных раком лёгких, осложнённым туберкулёзом в зависимости от режимов лечения

Лечебные режимыКол-во больныхЭффективность лечения, %Без эффекта, %Выписаны досрочно, %
Прекратили выделять МБТЗакрытие кавернДостигнут клиничес-кий эффект
Стандартная химиотерапия94061,457,858,628,328,3
Химиотерапия и реабилитационные воздействия108084,279,886,410,97,4

У исследуемой основной группы пациентов (1080 человек) реабилитационные мероприятия назначались после развёртывания стандартного режима химиотерапии и исчезновения острых симптомов интоксикации. Количество процедур, их длительность и интенсивность устанавливались и контролировались ежедневно врачом непосредственно в реабилитационном отделении.

Приведённые данные эффективности лечения в табл.

2 отражают лишь небольшую часть полученных результатов и тем не менее позволяют оценить целесообразность реабилитационных мероприятий на повышение эффективности комплексного лечения до 86,4 %, в то время как при стандартной химиотерапии он составил 58,6 %.

При этом надо учесть, что среди пациентов, пользовавшихся реабилитационными воздействиями, нарушения лечебного режима и досрочная выписка были меньше в 3,8 раза (7,4 % против 28,3 %), чем у лиц, не пожелавших выполнять реабилитационные мероприятия.

Выводы

Таким образом, можно сделать выводы, что реабилитационные мероприятия значительно ускоряют репаративные процессы, повышают эффективность стандартных режимов химиотерапии, способствуют восстановлению функции органов дыхания при раке лёгких, вызванном туберкулёзом различных локализаций и сочетанных с ним заболеваний бронхолёгочной системы. Кроме того, восстановление функции дыхания является неотъемлемой частью комплексного лечебного процесса при рациональной химиотерапии активного онкологического процесса и значительно повышает эффективность лечения и качество клинического выздоровления.

Рецензенты:

Прощаев К.И., д.м.н., профессор, директор АНО «Научно-исследовательский медицинский центр «ГЕРОНТОЛОГИЯ», г. Москва;

Ильницкий А.Н., д.м.н., профессор кафедры медицинской реабилитации УО «Полоцкий государственный университет», Председатель Белорусского республиканского общественного геронтологического объединения, г. Новополоцк.

Работа поступила в редакцию 14.03.2014.

Библиографическая ссылка

Источник: https://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=33822

Жизнь на паузе: Полина Синяткина о жизни после перенесённого туберкулёза

Реабилитация после туберкулеза легких

Первые симптомы

Я заболела в 2015 году, мне тогда было 25 лет. Как я поняла уже после, у меня был ослабленный иммунитет: сказался и стресс после развода, и то, что мой новый молодой человек живет в Нидерландах и нам очень сложно встречаться.

В то время я очень много работала, мало ела — делала все то, что делает большинство молодых людей моего возраста, не задумываясь о последствиях. Иммунитет падал, и я начала болеть. Сначала было непонятно, что это — я ходила к разным врачам, которые лечили меня то от гайморита, то от анемии.

Симптомы пропадали, но потом появлялись снова. В какой-то момент я «забила» на лечение, потому что ни один врач не мог понять, что со мной не так.

Температура 37 держалась у меня где-то месяц-два. Кашель то был, то пропадал, меня сопровождала сильная слабость. Однажды температура подскочила до 40, я упала в обморок, а очнулась уже в скорой, которая везла меня в больницу. Но и там врачи долго не могли поставить диагноз.

Дело происходило в майские праздники, большинство врачей были в отпусках, поэтому первые две недели меня лечили от пневмонии. Мне сделали флюорографию, но болезнь не распознали — этим должен заниматься врач фтизиатр, которого на тот момент из-за праздников в больнице не было.

Меня продолжали лечить от пневмонии, а мне становилось только хуже, я медленно умирала.

Майские праздники закончились, пришла лечащий врач, увидела, что мне стало только хуже, и сказала моей маме: «Молитесь, чтобы это был туберкулёз».

Дело в том, что если лихорадка не спадает после таких тяжелых препаратов, которыми меня лечили, значит это могут быть только три болезни: рак, ВИЧ на стадии СПИД, или туберкулёз.

Фтизиатр посмотрел снимок, отвёл меня в сторонку и сказал: «У вас туберкулёз. Вы только никому не говорите у себя в палате. Сами знаете, какая у нас публика — не поймут». Сейчас я понимаю, что после этого должны были закрыть больницу, обследовать всю мою палату, чтобы избежать возможных проблем. Но почему-то это не сделали, решили, видимо, не поднимать панику.

На скорой помощи меня депортировали в туберкулёзную больницу — тоже по-тихому.

Осознание

Я не знала, что это за болезнь, слышала, что люди раньше ею часто болели, и всё. Так что мне было странно и страшно слышать свой диагноз. Друзья у меня наоборот обрадовались, потому что готовились к худшему. На первых порах я постоянно спрашивала врачей, сколько времени мне придется провести в больнице, а те, чтобы я отвязалась, говорили, что я полежу два месяца – и всё.

Я провела там полгода. И это ещё немного — обычно лечение занимает больше времени. Туберкулёз очень сложно предсказать, предугадать его течение, поэтому врачи не любят озвучивать пациентам какие-то сроки и что-либо обещать. Динамику можно проследить только с шагом в 2 месяца, поэтому первое время ты живешь в полном неведении, что с тобой будет и сколько ты будешь лечиться.

Туберкулёз у меня был запущенный, образовалась большая полость в легком. Когда меня доставили, в карточке так и записали: «Состояние тяжёлое, туберкулёз с осложнениями», поставили кахексию, то есть серьезное истощение организма. Речь шла об операции. Было страшно.

Первые три месяца я страдала от чувства несправедливости, считала, что мне тут не место. Общее настроение в больнице тоже способствовало депрессивному состоянию — атмосфера пропитана страхом. Пациенты боятся не только самой болезни, но и того, как на неё отреагируют родные, друзья.

Туберкулёз сильно стигматизирован — это одна из главных его проблем. Люди считают, что, если они расскажут об этом своим друзьям, те их осудят, перестанут общаться из-за общего маргинального контекста болезни и страха заразиться. Мне повезло, мои друзья меня поддержали.

Это было очень важно, но это не сняло проблему — я всё равно боялась об этом говорить. Принять болезнь очень непросто.

Только спустя 3 месяца я, наконец, поняла, что это не страшно. Наверное, на меня повлиял мой молодой человек: он из страны, где это не осуждают в принципе. Вся его семья меня поддерживала: они присылали мне письма и совсем не понимали, почему я боюсь говорить о своём диагнозе.

Будни

Распорядок в больнице медитативно-однообразный: первая половина дня уходит на всевозможные процедуры. Утро начинается с укола, потом завтрак, после — капельница, затем приём таблеток.  

В этом месте у тебя очень много свободного времени, и его можно тратить по-своему. Кто-то читает, кто-то ходит гулять, дышать свежим воздухом в парке по соседству. Здесь люди живут, влюбляются, плетут интриги.

В больнице можно встретить очень разных людей — и мать, которая недавно родила, и человека, недавно вышедшего из тюрьмы. Все разные, но их объединяет одно — борьба с болезнью.

Думаю, это чувство и вдохновило меня, как художника.

Тот факт, что все объединены одной целью борьбы за жизнь, стирает социальные рамки. Тут не важно, кто есть кто в обычной жизни. Важно какой у тебя характер, твои личностные качества. Здесь как на войне — на войне за жизнь.

И не все выходят из неё победителями. Туберкулёз убил двух моих друзей, с которыми я дружила в больнице.

Одна девушка умерла вскоре после того, как я выписалась, а ещё через несколько месяцев скончался другой молодой человек — оба боролись с болезнью до последнего.

Туберкулёзная больница — место депрессивное. И сейчас мы, как активисты, пытаемся решить эту проблему. К сожалению, людям почти никак не помогают справиться с неизбежно возникающими психологическими проблемами. Я знаю, что в определенных больницах оказывается какая-то помощь, но в нашей не было даже психолога.

Со стрессом каждый справляется как может. Мы однажды попросили у сестры-хозяйки больничные халаты, в таких обычно ходят бабушки: байховые, в цветочек. Их, по идее, должны раздавать всем, но никто не берёт — больно уж они страшные.

А мы их надели, устроили фотосессию, ходили в них в столовую, чем вызывали настоящий ажиотаж — все смотрели на нас, как на идиотов, но нам было очень весело. В какой-то момент мы начали заниматься йогой по утрам.

У нас была одна активная девушка, которая всех заряжала, поднимала, заставляла раскладывать коврики, мы включали на ролики и повторяли движения.

Иногда мы позволяли себе выпить полбокала вина, гуляли, а пару раз вообще устраивали в парке шашлыки. Порой мы шутили, что на самом деле живём в санатории, на отдыхе, просто затянувшемся. Мы все были взрослые люди, работали и нас всех болезнь выдернула из привычного темпа. Вдруг, жизнь встала на паузу.

Когда я начала рисовать, это тоже немного взбудоражило спокойную больничную обстановку. Пациентам было ужасно интересно, что я делаю, все захотели участвовать, позировать, с нетерпением ждали, когда я допишу их портреты.

Несмотря на болезнь, были люди, которые сбегали. Это одна из самых частых проблем — из-за того, что с людьми почти не говорят, ничего им не объясняют, они не понимают, зачем им лечиться.

Ведь на ранних этапах у многих даже нет никаких симптомов, поэтому люди просто не верят в то, что серьёзно больны.

А ведь часто у больных есть семья, дети, о которых нужно заботиться, так что пациенты регулярно сбегают из больницы, несмотря на то, что это может быть опасно не только для них, но и для их близких.

Я помню, у нас в палате была девушка, которая продержалась совсем недолго. У нее был сын, с которым некому было сидеть, а муж просто отрицал её болезнь, не верил в неё, давил на неё морально. В итоге, она была вынуждена сбежать. К сожалению, я не знаю как дальше сложилась её судьба, но могу предположить, что вряд ли болезнь исчезла.

Встречались люди, которые считали, что больница — это такой полный пансион. Например, в соседней палате лежали «диссиденты» — они совсем не лечились и при этом жутко бухали. Это тоже нередкая история, и врачи как могут борются с такими пациентами, пытаясь помочь, заставляя лечиться, но могут и выгнать.

У нас в  какой-то момент заведующая отделением не выдержала и просто выдворила двух больных из той палаты со словами: «Помирать ко мне вернётесь!». Я вспоминаю это с ужасом. Люди, конечно, бывают разные, но, на мой взгляд, врачу не стоит так себя вести.

Именно поэтому в туберкулезных больницах обязательно должны работать психологи, социальные работники.

О проекте

Я – художник, закончила Московский художественный институт имени В.И. Сурикова, и всю взрослую жизнь работала по специальности. Можно сказать, что я ничего не умею, кроме как заниматься живописью.

Когда я только попала в больницу, семья моего молодого человека постоянно писала мне письма со словами: «Тебе нужно рисовать! Обязательно начни рисовать!».

Когда я смогла выбираться домой на выходные, меня озарило — почему я боюсь, почему чувствую себя виноватой, почему мои друзья, которые лежат со мной в палате, боятся? Я поняла, что больница — это вакуум, находясь в котором ты не видишь другой правды, а когда выходишь из него, смотришь со стороны — ужасаешься.

В этот момент мне пришла в голову идея — создать арт-проект, в рамках которого заявить об этой проблеме максимально громко. Однажды, вернувшись в больницу после выходных, я поделилась этим с девчонками из палаты, которые меня поддержали. Мы сплотились и вместе пошли на это, так что, по сути, «Вдохнуть и не дышать» — наш общий проект.

За время существования, выставка обрела много смыслов, которые я даже не задумывала, и мне это очень нравится. Здорово, когда остаётся какое-то поле для размышления, додумывания. В искусстве считается дурным тоном, когда ты слишком в лоб говоришь о какой-то проблеме.

Я себя иногда ругаю за какие-то ходы, использованные в этой серии, потому что, мне кажется, они слишком прямолинейны. К примеру, ключевая картина серии, которая называется «Не говори», особенно нравится посетителям выставки. На ней всё понятно — красивая девушка в маске, окруженная людьми, которые её осуждают, перешёптываются за её спиной. Зритель сразу же считывает месседж.

В этом смысле, свою задачу донести до людей суть проблемы, эта картина выполняет, хоть она и далеко не самая моя любимая.

Жизнь после

Как только я открыла свою первую выставку, меня заметил фонд Stop TB Partnership, который базируется в Женеве. Меня стали приглашать на мероприятия, конференции, показывать мою выставку за рубежом — в Женеве, Братиславе.

Представители фонда свели меня с Тимуром Абдуллаевым, который в роли активиста занимается темой туберкулёза уже много лет. Когда мы познакомились, он был в поражен, тому, как я взглянула на эту тему и предложил работать в этом направлении.

Выяснилось, что активистов в туберкулёзе, в отличие от ВИЧ, очень мало, так что я решила посвятить себя этой теме.

Два года я привлекала внимание к проблеме и успела сделать много, несмотря на то, что на такой работе легко выгореть, ведь за активизм никто не платит — это всегда зов сердца. Одно из главных достижений — создание брошюры, написанной пациентами для пациентов.

Она называется «Ты и туберкулёз», и создана, чтобы поддерживать больного в его непростой ситуации. Еще лежа в больнице, я понимала, что нужно какое-то средство информирования пациентов, которое будет другом, опорой, врачом, компетентным консультантом.

Что важно, издание одобрено Всемирной организацией здравоохранения и главным фтизиатром Российской Федерации.

Прямо сейчас я работаю над новыми арт-проектами. За два года, потраченных на активизм, я успела забыть про себя, как художника, поэтому последний год стараюсь посвятить себя искусству. Буквально на днях я представила свою работу в MMOMA (Moscow Museum of Contemporary Art — прим. ред.), впервые выступив в роли видео-художника.

Моя работа называется «Ты не захочешь это слышать». Она представляет собой видеозаписи с людьми, первый раз в жизни признающимися в своих стигматизированных диагнозах на камеру, не скрывая лица. Меня приятно удивило, что к этой теме есть интерес со стороны публики, к инсталляции выстроилась очередь.

Для меня это значит, что общество готово разговаривать о серьезных социальных проблемах, а это сейчас важнее всего.

Источник: https://roizmanfond.ru/publications/kak-ya-zhivu-posle-tuberkulyeza.html

Страница Врача
Добавить комментарий