Proteus mirabilis в кале у ребенка

диарея – Самое интересное в блогах

Proteus mirabilis в кале у ребенка

Бифидобактерии  — род грамположительных анаэробных бактерий.

Бифидобактерии не образуют спор, имеют форму немного изогнутых палочек длиной 2–5 мкм, концы клеток бифидобактерий могут быть раздвоены, утончены или утолщены в виде шаровидных вздутий. Расположение клеток одиночное, парами, V-образное, иногда цепочками или розетками.

Виды бифидобактерий

Род Bifidobacterium входит в семейство Bifidobacteriaceae, порядок Bifidobacteriales, класс Actinobacteria, тип Actinobacteria, царство Бактерии.

Основные виды этого рода: B. adolescentis, B. angulatum, B. animalis, B. asteroides, B. bifidum, B. boum, B. breve, B. catenulatum, B. choerinum, B. coryneforme, B. cuniculi, B. dentium, B. gallicum, B. gallinarum, B. indicum, B.

longum, B. magnum, B. merycicum, B. minimum, B. pseudocatenulatum, B. pseudolongum, B. psychraerophilum, B. pullorum, B. ruminantium, B. saeculare, B. scardovii, B. simiae, B. subtile, B. thermacidophilum, B. thermophilum, B. urinalis.

Ранее отдельными видами считались также B. infantis, B. suis, B. lactis. По современной классификации B. longum infantis, B. longum longum, B. longum suis считаются подвидами вида B. longum, а B. animalis animalis и B. animalis lactis — подвидами вида B. animalis.

Бифидобактерии в организме человека

Бифидобактерии — важнейший представитель микрофлоры человека, как в количественном отношении — их удельный весу в составе микробиоценозов составляет от 85 до 98 %, так и в качественном, учитывая их роль в поддержании гомеостаза организма человека.

Бифидобактериям принадлежит ведущая роль в нормализации микробиоценоза кишечника, поддержании неспецифической резистентности организма,  улучшении процессов всасывания и гидролиза жиров, белкового и минерального обмена, синтезе биологически активных веществ, в том числе, витаминов.

Дефицит бифидобактерий является одним из патогенетических факторов длительных кишечных нарушений у детей и взрослых, ведущий к формированию хронических расстройств пищеварения.

Все это позволяет рассматривать бифидобактерии как эффективный биокорректор и основу для создания препаратов и продуктов, обладающих многофакторным регулирующим и стимулирующим воздействием на организм, а также как одну  из основных категорий функционального питания (Амерханова А.М. и др.).

Бо́льшая часть бифидобактерий располагается в толстой кишке, являясь ее основной пристеночной и просветной микрофлорой. Бифидобактерии бифидум, бифидобактерии лонгум лонгум и бифидобактерии лонгум инфантис в общей сложности достигают 108—1011 колониеобразующих единиц на 1 г содержимого толстой кишки.

Они образуют большинство кишечной микрофлоры и обеспечивают колонизационную резистентность, ферментативную, антитоксическую, иммунную, метаболическую и другие функции толстой кишки. Непосредственно контактируя с энтероцитами, бифидобактерии (как и лактобактерии) стимулируют механизмы защиты организма человека, в том числе увеличение скорости регенерации слизистой оболочки, влияют на синтез антител к родственным, но обладающим патогенными свойствами микроорганизмам, активируют фагоцитоз, а также синтез лизоцима, интерферонов и цитокинов.

До момента рождения желудочно-кишечный тракт плода стерилен. Во время родов новорожденный колонизирует пищеварительный тракт через рот, проходя по родовым путям матери. Бактерии E.

coli и стрептококки можно обнаружить в пищеварительном тракте новорожденного через несколько часов после рождения, причем они распространяются ото рта к анусу. Различные штаммы бифидобактерий и бактероиды появляются в ЖКТ спустя 10 дней после рождения.

Дети, рожденные путём кесарева сечения, имеют значительно более низкое содержание бактерий, чем появившиеся естественным путем.

Только у детей, находящихся на вскармливании  материнским грудным молоком, в микрофлоре кишечника преобладают бифидобактерий, с чем связывают меньший риск развития инфекционных заболеваний желудочно-кишечного тракта (Хавкин А.И., Бельмер С.В. и др.).

Основным фактором, от которого зависит процесс бактериальной колонизации новорожденных, является материнское молоко.

Бифидогенные факторы, преимущественно углеводного происхождения, влияют на заселение пищеварительного тракта новорожденного бифидобактериями, которые являются для них наиболее естественными и полноценными симбионтами.

Дети на искусственном вскармливании без соответствующей коррекции препаратами-пробиотиками имеют дисбиотические нарушения микрофлоры разной степени.

У детей, находящихся на грудном вскармливании, характерны бифидобактерии видов бифидобактерии инфантис, бифидобактерии бреве, бифидобактерии бифидум, то у детей того же возраста, но искусственников выделяются бифидобактерии адолесцентис – вида, превалирующего в микробиоценозе пожилого человека. Отклонения  в составе микрофлоры детей, находящихся на искусственном вскармливании бывают настолько существенны, что это сопровождается выраженной клинической симптоматикой, чаще всего, в виде диареи (Амерханова А.М.).

Бифидобактерии при анализе кала на дисбактериоз

Количество бифидобактерий в кале определяют при анализе на дисбактериоз.

Норма — от 1010 до 1011 бифидобактерий (колониеобразующих единиц) на 1 г кала для детей до года, от 109 до 1010 бифидобактерий для пациентов от года до 60 лет и от 108 до 109 — для пациентов старше 60 лет.

 

При медикаментозной терапии дисбактериоза применяются пробиотки (Бифидумбактерин, Бифиформ, Лактобактерин, Ацилакт, Аципол и др.) и/или адекватные причине дисбактериоза бактериофаги или антибиотики.

На сайте www.gastroscan.ru в каталоге литературы имеется раздел “Дисбиоз”, содержащий статьи, затрагивающие проблемы дисбактериозов органов ЖКТ.

Бифидобактерии в лекарствах и пробиотиках

В лекарствах, БАД-ах и продуктах-пробиотиках используют следующие бифидобактерии:

  • бифидобактерии лонгум лонгум штаммы ATCC 15707 (входит в состав лекарства “Бифиформ”), RO23, BB536, SBT-2928
  • бифидобактерии лонгум штаммы Я-3 и B379M (входят в состав БАДов Бифидумбактерин-Мульти-2 и 3)
  • бифидобактерии лонгум инфантис штамм RO3
  • бифидобактерии лонгум инфантис var. либерорум (входит в состав лекарства “Линекс”) 
  • бифидобактерии лонгум инфантис штаммы 73-15 и 79-43 (входят в состав БАДа Бифидумбактерин-Мульти-1)
  • бифидобактерии лонгум штамм B379M, бифидобактерии бифидум штаммы 1 и 791,  бифидобактерии бреве штамм 79-88 и бифидобактерии инфантис штамм 79-43 входят в БАД Нормоспектрум
  • бифидобактериибифидум штаммы № 1 или № 791 (может являться единственным действующим веществом лекарственных препаратов Бифидумбактерин, Бифидумбактерин форте и Пробифор) и RO71;
  • бифидобактерии бифидум штаммы № 791/БАГ и 8-3, а также бифидобактерии лонгум штамм ДВА-13 (входят в состав БАДа Бифидум 791 БАГ)
  • бифидобактерии бифидум штамм ЛВА-3 (может использоваться в качестве моновещества в лекарстве Бифидумбактерин сухой, а также входит в состав комплексного БАДа Гиалакт)
  • бифидобактерии бреве 79-119 (входит в состав БАДа Бифидумбактерин-Мульти-1) и 79-88 (входит в состав БАДов Бифидумбактерин-Мульти-1 и 2)
  • бифидобактерии бреве штаммы Yakult (продукты фирмы Yakult) и RO7O 
  • бифидобактерии анималис анималис штамм DN-173 010 (входит в состав продуктов “Активия” фирмы “Данон”)
  • бифидобактерии анималис лактис BB12 (входит в состав БАДов “Бифиформ Бэби”, “Бифиформ Малыш” и “Бифиформ Комплекс”, кисломолочных продуктов Gefilus Max)
  • бифидобактерии адолесцентис штамм Г7513 (входит в состав БАДа Бифидумбактерин-Мульти-3)
  • и другие

Источник: https://www.liveinternet.ru/tags/%E4%E8%E0%F0%E5%FF/page11.html

О диагностике дисбактериоза кишечника у детей, письмо минздрава республики татарстан от 30 марта 2011 года №09-01/2227

Proteus mirabilis в кале у ребенка

Начальникам управлений здравоохраненияИК МО Республики ТатарстанРуководителям учреждений здравоохранения

Республики Татарстан

Министерство здравоохранения Республики Татарстан с целью повышения качества оказания медицинской помощи детскому населению Республики Татарстан при заболеваниях, связанных с изменениями микробиоценоза желудочно-кишечного тракта, направляет информационное письмо Минздрава РТ “О диагностике дисбактериоза кишечника у детей” для использования в работе.
Приложение: информационное письмо на 14 л. в 1 экз.

Заместитель министраР.К. Голубева

В последние годы, как в среде медицинских работников, так и в обществе в целом существенно возрос интерес к заболеваниям, связанным с нарушениями микроэкологии человека, в первую очередь с изменениями микробиоценоза желудочно-кишечного тракта.

Развитие современной пищевой индустрии, широкое использование про- и пребиотических компонентов в составе продуктов питания, рекламный ажиотаж, поднятый на сегодняшний день в СМИ сформировали стереотип “всесильности” нормофлоры кишечника и ее уникальных возможностей решить многие проблемы “нездоровья” человека, причем в самом широком диапазоне: от общего недомогания до иммунодефицитов и даже, в целом, продления жизни.
Достаточно широко термин “дисбактериоз кишечника” используется в отечественной педиатрической практике. Этому способствует немалое число расстройств деятельности желудочно-кишечного тракта в раннем детском возрасте. Они, как показывает практика, достаточно часто ассоциированы с микроэкологическими нарушениями. Более того, широкой трактовке результатов микробиологического исследования способствует и очень часто регистрируемые отклонения показателей от т.н. “условной нормы”, приведенной в действующих протоколах и методических рекомендациях.
В связи с этим Министерство здравоохранения Республики Татарстан считает целесообразным настоящим письмом обратить внимание врачей всех звеньев медицинской помощи детям на корректность постановки различных диагнозов, связанных с нарушениями микроэкологии кишечника.

Человек, населяющая его микрофлора и окружающая среда представляют единую экологическую систему, находящуюся в обычной ситуации в состоянии определенного биологического равновесия. Изменение внешней экосистемы, образа жизни и питания человека неизбежно приводят к изменению состава его микроэкологического статуса и состояния здоровья в целом.

Одна из наиболее сложных его составляющих – микробиоценоз желудочно-кишечного тракта. По последним данным общее количество видов кишечных микроорганизмов приближается к 1500 (Eckburg P.В. et all., 2005). Основная масса микробов находится в просвете толстой кишки и на поверхности ее слизистой (10(11)-10(12) КОЕ/г фекалий).

При этом преобладают анаэробные виды бактерий (90-95%): бифидобактерии, бактероиды, лактобактерии, вейлонеллы, пептострептококки, клостридии. Только лишь около 5-10% микрофлоры толстой кишки представлены аэробами (т.е.

микробами, наиболее успешно выделяемыми в наших микробиологических лабораториях): кишечной палочкой, лактозонегативными энтеробактериями (протей, энтеробактер, цитробактер, серрации и др.), энтерококками, стафилококками, дрожжеподобными грибами. Биомасса микробов в толстой кишке очень большая и составляет в среднем около 30% сухого веса фекалий.

Фактически, микрофлора человека является своеобразным “экстракорпоральным” органом, со своими функциями, критериями и показателями функционального состояния. Кишечный микробиоценоз играет ключевую роль в поддержании гомеостаза человеческого организма, поскольку выполняет жизненно важные функции: защитную, иммуногенную, трофическую, нутритивную, метаболическую и др.

С нарушением микробной экологии человека в настоящее время связывается целый комплекс заболеваний аллергического, инфекционно-воспалительного и иммуноопосредованного генеза:
– атопические заболевания (бронхиальная астма, атопический дерматит, аллергический ринит);
– неспецифические воспалительные заболевания кишечника;
– аутоиммунные заболевания;
– антибиотик-ассоциированная диарея;
– функциональные нарушения ЖКТ (“кишечная колика” грудных детей, синдром раздраженного кишечника, функциональные запоры и др.);
– ожирение или дефицит массы тела; диабет 2 типа;
– лактазная недостаточность;
– частые инфекционные заболевания;
– анемия;
– рецидивирующий фурункулез, кандидоз кожи и слизистых;
– рецидивирующие заболевания слизистой ротоглотки (гингивит, глоссит, стоматит, тонзиллит, фарингит), хронический ринит;
– вульвовагинит, инфекция мочевых путей.
Доказано, что в странах с высоким уровнем социально-экономического развития чаще имеет место изменение кишечной микрофлоры, связанной с нарушением процессов первичной колонизации кишечника бактериями, что связывается с высоким уровнем аллергических и аутоиммунных заболеваний. Различия состава кишечной микрофлоры (КМФ) у детей, проживающих в разных регионах, связано с разными санитарно-гигиеническими условиями и уровнем медицинского обслуживания, особенностями питания детей и национальными обычаями.

У здоровых детей г. Казани в возрасте до 2 лет состав кишечной микрофлоры в большинстве случаев не соответствует критериям, изложенным в Отраслевом стандарте “Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника” (OCT 91500.11.0004-2003).

У здоровых детей старше 2 лет состав кишечного микробиоценоза только в 80% случаев соответствует общепринятым нормативным показателям.
Специальные исследования показали, для здоровых детей допустимо более низкое, в сравнении с общепринятыми нормами, содержание бифидобактерий (до 1-го года – 10(9) КОЕ/г, от 1 до 2 лет – 10(8) КОЕ/г фекалий).

Частота колонизации здоровых детей условно-патогенными микроорганизмами в первом полугодии жизни составляет 72,7% (!), в 6-12 месяцев – 82,3% (!), в 1-2 года – 53,9%, в 2-3 года – 20% случаев. У детей первого года часто выделяются S. aureus, Klebsiella spp., гемолизирующие эшерихии и протеи, у детей старше 1 года – S.

aureus , гемолизирующие эшерихии и Klebsiella spp. (таблица 1.). Поэтому обнаружение УПМ в составе КМФ здоровых детей в возрасте до 2 лет не является свидетельством патологии, не требует коррекции, дальнейшего обследования и наблюдения.

Для кишечной микрофлоры здоровых детей раннего возраста не характерно присутствие Hafnia, Morganella, Providencia, а также представителей неферментирующих бактерии (Pseudomonas, Acinetobacter и др.) и плесневых грибов. Их обнаружение в составе кишечного микробиоценоза свидетельствует в пользу дисбиотических нарушений.

Таблица 1

МикроорганизмыЧисло детей, абс. ч. (%)
1-5 мес.(n=66)6-12 мес.(n=51)1-2 г.(n=78)2-3 г.(n=60)
S. aureus26(39,4+-6,0%)24(47,1+-6,9%)15(19,2+-4,5%)6(10+-3,9%)
S.epidermidis > 4 Ig КОЕ/г4(6,1+-2,9%)1(2+-1,9%)1(1,3+-1,2%)0
Clostridium spp. > 3 Ig КОЕ/г2(3_2,1%)1(2,0_1,9%)2(2,6_1,8%)2(3,3_2,3%)
E. coli Hly+10(15,2+-4,4%)10(19,6+-5,5%)8(10,4+-3,5%)4(6,6+-3,2%)
Klebsiella spp. > 3 Ig КОЕ/г16(24,2+-5,2%)17(33,3+-6,6%)10(12,9+-3,8%)4(6,6+-3,2%)
Proteus spp. > 3 Ig КОЕ/г10(15,2+-4,4%)7(13,7+-4,8%)4(5,2+-2,5%)2(3,3+-2,3%)
Enterobacter. spp. > 4 Ig КОЕ/г4(6,1+-2,9%)3(5,9+-3,3%)2(2,6+-1,8%)
Citrobacter freundi > 4 Ig КОЕ/г2(3+-2,0%)2(3,9+-2,7%)2(2,6+-1,8%)
Serratia spp. > 3 Ig КОЕ/г1(1,5+-1,5%)2(3,9+-2,7%)
Candida spp. > 3 Ig КОЕ/г8(12,2+-4,0%)2(3,9+-2,7%)5(6,4+-2,8%)4(6,6+-3,2%)

В отличии от федеральных нормативов у части здоровых детей г. Казани в возрасте до 1 года выявлено не только наличие, но и достаточно высокое содержание условно-патогенных грамотрицательных энтеробактерий (Klebsiella, Proteus, Enterobacter, Citrobacter, гемолизирующих эшерихии)

Источник: http://docs.cntd.ru/document/917044824

Proteus (протей, род бактерий)

Proteus mirabilis в кале у ребенка

Представленная в разделе информация о лекарственных препаратах, методах диагностики и лечения предназначена для медицинских работников и не является инструкцией по применению.

Протей (лат. Proteus) — род грамотрицательных, споронеобразующих, факультативно анаэробных бактерий. Представитель нормальной, условно-патогенной микрофлоры кишечника человека.

Протеи имеют вид мелких, 0,3 на 3 мкм, нитевидных палочек. Они отличаются очень активной подвижностью. Протеи обладают токсическими (вырабатывают эндотоксин) и гемолитическими свойствами.

Протеи считаются санитарно-показательными бактериями. Количество обнаруживаемых Proteus mirabilis рассматривают как показатель фекального загрязнения, а Proteus vulgaris — как показатель загрязнения объекта органическими веществами.

В зависимости от способности продуцировать индол, протеи делятся на индол-отрицательные (Proteus mirabilis, Proteus hauseri, Proteus penneri) и индол-положительные (Proteus vulgaris, Proteus inconstans и другие).

Протеи способны продуцировать уреазу, в связи с чем при заселении верхних отделов желудочно-кишечного тракта протеем увеличивается вероятность ложноположительных результатов при дыхательных уреазных тестах с изотопом 1ЗС и других с целью выявления Helicobacter pylori-инфекции (Стандарты диагностики и лечения…).

Три вида из рода протей — Proteus mirabilis, Proteus vulgaris и Proteus penneri являются патогенными для человека, причем 75–90 % инфекций вызывает Proteus mirabilis.

Наиболее часто острые кишечные инфекции, вызываемые протеем, встречаются у детей раннего возраста: ослабленных или с пониженным иммунитетом. Причиной протейной инфекции также может быть бесконтрольный прием антибиотиков.

Заболевание обычно протекает в виде гастроэнтерита, гастрита и колиэнтерита.

Очень часто острые кишечные протейные инфекции сопровождается повышением температуры, рвотой, нарушением аппетита, кратковременными судорогами, наблюдается также изменение характера стула и его учащение.

Бактерии рода протей, наряду с другими микроорганизмами, могут вызывать заболевания мочевыводящих путей и почек человека, в частности, острый и хронический простатит, цистит, пиелонефрит, в том числе большинство ксантогранулематозных пиелонефритов. Proteus mirabilis является причиной раневых инфекций. Proteus vulgaris присутствует в кишечнике здорового человека и многих животных, он обнаруживается в навозе, почве и загрязненных водах.

Proteus spp. высевается из тканей анального канала у больных с хронической анальной трещиной (Адиев Р.Ф., Малеева Е.А.).

При микробиологическом анализе кала протей рассматривается в комплексе с другими условно-патогенными бактериями, относящимися к семейству энтеробактерий и входящими в состав нормальной микрофлоры кишечника человека (кроме протея это клебсиелла, энтеробактер, гафния, серратия, морганелла, провиденция, цитробактер и др.). В норме общее количество этих бактерий (колониеобразующих единиц, КОЕ) в 1 г кала должно быть меньше 104. Большее количество перечисленных бактерий является признаком дисбактериоза.

Протей обнаруживается в кале у 2,0±0,5 % здоровых людей, причем среднее содержание в 1 г кала от 1600 до 4000 КОЕ протея (М.Д.Ардатская, О.Н.Минушкин).

Приказом Минздрава РФ № 231 от 9 июня 2003 г. Об утверждении отраслевого стандарта «Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника» при избыточном росте протея (proteus mirabilis, proteus vulgaris) детям рекомендованы бактериофаги «Интести-бактериофаг жидкий», «Бактериофаг протейный жидкий», «Бактериофаг колипротейный жидкий», «Колипротеофаг в таблетках», «Пиобактериофаг комбинированный жидкий», «Пиополифаг в таблетках», «Пиобактериофаг поливалентный очищенный жидкий».

Интести-бактериофаг жидкий принимают внутрь 4 раза в сутки натощак, за 1–1,5 часа до приёма пищи.

Детям первых месяцев жизни препарат в первые два дня приёма разводят кипяченой водой в два раза, в случае отсутствия побочных реакций (срыгивания, высыпаний на коже) в дальнейшем можно применять бактериофаг не разведенным.

Перед приёмом бактериофага детям старше 3 лет следует принимать раствор питьевой соды 1/2 чайной ложки на 1/2 стакана воды или щелочную минеральную воду. Разовая доза интести-бактериофага при приёме внутрь:

  • детям до 6 месяцев — 10 мл
  • детям от 6 месяцев до 1 года — 10–15 мл
  • детям от 1 года до 3 лет — 15–20 мл
  • пациентам старше 3 лет — 20–30 мл

В клизме 1 раз в день:

  • детям до 6 месяцев — 10 мл
  • детям от 6 месяцев до 1 года — 20 мл
  • детям от 1 года до 3 лет — 30 мл
  • пациентам старше 3 лет — 40–60 мл

При избыточном росте протея, как следствии дисбактериоза, кроме бактериофагов, при медикаментозной терапии применяются различные пробиотки (Бифидумбактерин, Бифиформ, Лактобактерин, Ацилакт, Аципол и др.) и/или адекватные конкретному штамму протея и причине дисбактериоза антибиотики (у взрослых).

На сайте GastroScan.ru в разделе «Литература» имеется подраздел «Микрофлора, микробиоценоз, дисбиоз (дисбактериоз)», содержащий статьи, затрагивающие проблемы микробиоценоза и дисбиоза отделов ЖКТ человека.

Бактериурия — наличие бактерий в моче может является признаком воспаления в мочевыводящих путях, мочевом пузыре, почках. При отсутствии каких-либо симптомов, истинная бактериурия (инфекция мочевых путей) диагностируется при наличии не менее 105 микробных тел протеев (или других энтеробактерий) в 1 мл свежевыпущенной мочи, иначе предполагается, что загрязнение мочи происходит при ее заборе. Если бактериурия не сопровождается какими-либо симптомами, тогда она называется бессимптомной бактериурией. Бессимптомная бактериурия не всегда требует немедленного лечения.

При наличии симптомов или при заборе мочи катетером диагностический порог может быть значительно уменьшен.

В частности, при наличии соответствующей клинической симптоматики (лихорадка, озноб, тошнота, рвота, боли в поясничной области, дизурия) и выделении не менее 10 лейкоцитов в 1 мкл мочи, критерием для диагностики острого пиелонефрита является наличие не менее 104 протеев (или других патогенных энтеробактерий) в 1 мл свежевыпущенной мочи.

Антибиотики (из имеющих описание в данном справочнике), активные в отношении протея: рифаксимин. Антибактериальные средства (из имеющих описание в данном справочнике), активные в отношении Proteus mirabilis: амоскициллин (за исключением индолположительных штаммов протея (Proteus vulgaris) которые, наоборот, к амоксициллину устойчивы). Менее активен нифурател (только в отношении Proteus mirabilis и Proteus vulgaris). Большинство штаммов Proteus mirabilis, в отличие от Proteus vulgaris, чувствительны не только к ампициллину, но и к цефалоспоринам. Клотримазол активен в отношении Proteus vulgaris, но не активен в отношении Proteus mirabilis. Proteus mirabilis и Proteus vulgaris чувствительны к левофлоксацину, норфлоксацину, моксифлоксацину и ципрофлоксацину. Протеи устойчивы к тетрациклину, рокситромицину и доксициклину. К нифуроксазиду слабо чувствительны индол-положительные виды протея и резистентен Proteus mirabilis. Род протей (Proteus) входит в семейство Morganellaceae, порядок Enterobacteriales, класс γ proteobacteria), тип Proteobacteria, царство Бактерии.

Род протей включает следующие виды: Proteus cibarius, Proteus hauseri, Proteus inconstans, Proteus mirabilis, Proteus penneri, Proteus terrae, Proteus vulgaris.

До недавнего времени род протей входил в семейство энтеробактерии (Enterobacteriaceae), которое также относиться к порядку энтеробактерии (Enterobacteriales).

Ранее относящиеся к роду протей бактерии вида Proteus morganii реклассифицированы в Morganella morganii, Proteus myxofaciens — в Cosenzaea myxofaciens, а Proteus rettgeri реклассифицирован в Providencia stuartii и Providencia rettgeri (всё в пределах семейства Morganellaceae).

На верхней иллюстрации — протей вида Proteus penneri.

Назад в раздел

Источник: https://www.gastroscan.ru/handbook/118/3333

Особенности течения и лечения ротавирусной инфекции у детей | #08/11 | Журнал «Лечащий врач»

Proteus mirabilis в кале у ребенка

По данным экспертов ВОЗ, практически каждый ребенок до 5 лет переносит ротавирусную инфекцию (РВИ). Ежегодно в мире регистрируется до 25 млн случаев ротавирусной диареи, из них 3% заканчиваются летальным исходом. В России в год регистрируется около 300 тыс. ротавирусных гастроэнтеритов.

В эпидемический период до 80% острых кишечных инфекций (ОКИ) приходится на РВИ, которая регистрируется в виде спорадических заболеваний или вспышек в семье и детских коллективах.

Наиболее высокая восприимчивость у детей до 5 лет, и она обусловлена анатомо-физиологическими особенностями органов желудочно-кишечного тракта, незрелостью как специфических, так и неспецифических факторов иммунной защиты. Максимальная заболеваемость РВИ приходится на зимне-весенний период.

В типичных случаях клиническая картина РВИ характеризуется острым началом, лихорадкой, гастроэнтеритом, развитием токсикоза с эксикозом на фоне осмотической диареи, вторичной дисахаридазной недостаточностью.

Практически у всех детей отмечаются изменения в микрофлоре кишечника (снижение индигенной флоры, рост условно-патогенной флоры), что существенно усугубляет клиническую симптоматику и элиминацию ротавирусов из кишечника.

В лечении больных РВИ используются принципы комплексной терапии, включающие диету и применение препарата Лактаза Бэби, этиотропные средства, патогенетические средства (энтеросорбенты, пероральная и инфузионная регидратация, пробиотики, ферменты).

В современных условиях длительное использование одних и тех же этиотропных средств, долговременное использование одних и тех же пробиотиков и ферментов приводит к снижению их эффективности.

Поэтому оправдан поиск эффективных препаратов, позволяющих сократить сроки элиминации вируса, избежать развития осложнений и возможных побочных действий.

Цель исследования — изучение клинико-эпидемиологических особенностей РВИ у детей в современных условиях и оценка эффективности проводимой терапии.

Материалы и методы

Из 1386 больных, поступивших в 2011 г. в ДИБ № 3 г. Санкт-Петербурга с диагнозом ОКИ неуточненной этиологии (ОКИНЭ), у 241 ребенка (17,4%) подтверждена РВИ.

Обнаружение ротавирусных антигенов группы А проводилось с помощью иммуноферментного анализа (ИФА) однократно в образцах стула, собранного в первые сутки с момента поступления ребенка в стационар.

Для расшифровки диагноза проводилось бактериологическое исследование фекалий у всех детей на предмет энтеропатогенов (Shigella spp., Salmonella spp., патогенные Escherichia coli, Yersinia spp., Campylobacter spp.) и оппортунистических бактерий (Gram-negative bacteria, staphylococci).

Подтверждение условно-патогенной этиологии заболевания осуществляли дважды — при поступлении и через 15 дней после выписки из стационара.

Также в стандарт обследования входили исследования с дизентерийным, сальмонеллезным и иерсиниозным эритроцитарными антигенными диагностикумами в РНГА с целью обнаружения специфических антител в динамике заболевания. Потеря воды со стулом свыше 10 мл/кг массы тела в сутки расценивалась как диарейный синдром. Тяжесть дегидратации определяли клинически.

В день поступления в стационар всем больным назначалась базисная терапия, которая включала: диету (низколактозная и Лактаза Бэби — для детей на грудном вскармливании); оральную регидратацию; по показаниям инфузионную терапию (глюкозосолевыми растворами); этиотропные средства (интерфероны, противоротавирусный иммуноглобулин); энтеросорбенты; ферменты; пробиотики.

40 больным с РВИ проводилась пробиотическая терапия. В зависимости от применения пробиотика все дети были разделены на две группы.

Первая группа — основная (20 детей) получала пробиотик Примадофилус Детский, содержащий Bifidobacterium infantis, B. longum, Lactobacillus rhamnosus, L. acidophilus.

Данный препарат не содержит лактозу, может назначаться с рождения, устойчив к антибиотикам, содержит пребиотик мальтодекстрин.

Препарат назначался в дозе: детям от одного мес до одного года — 0,5 чайной ложки, от одного года до пяти лет — 1 чайная ложка 1 раз в день до еды в условиях стационара и после выписки из клиники общей продолжительностью 16–18 дней.

Вторая группа — группа сравнения (20 детей) получала пробиотики (Лактобактерин — 5 детей, Линекс — 5 детей, Бифиформ — 10 детей) в возрастной дозировке, в условиях стационара и после выписки из клиники общей продолжительностью 16–18 дней. Группы были репрезентативны по полу, возрасту, срокам поступления в стационар, преморбидному фону, тяжести заболевания, базисной терапии.

Возрастной состав групп: от одного мес до одного года — 42,5%, от одного года до трех лет — 42,5%, от трех до пяти лет 25%. Из 40 больных: мальчиков — 62,5%, девочек — 37,5%. Госпитализированы в первые сутки от начала заболевания — 67,5%, во вторые сутки — 15%, на третьи сутки и позже — 17,5%.

Преморбидный фон у 80% детей был отягощен ранним переходом на искусственное вскармливание, недоношенностью, перинатальной энцефалопатией, анемией, дисбактериозом кишечника, дискинезией желчевыводящих путей. Все 40 детей поступили в стационар в среднетяжелом состоянии с умеренно выраженными симптомами интоксикации (беспокойство, слабость, вялость, снижение аппетита и др.

), развитием токсикоза с эксикозом I ст. у 65%, II ст. — у 35%. Начальными проявлениями РВИ было повышение температуры. У всех больных отмечались признаки поражения ЖКТ, включающие срыгивания, рвоту, болевой синдром, метеоризм, диарею. Рвота отмечалась у 85%, с частотой от одного до 3 раз/сут — у 35,3%, от 4 до 10 раз/сут — у 64,7%.

Нелокализованные абдоминальные боли отмечались у половины больных, явления метеоризма — у 77,5%. Одновременно или через несколько часов после рвоты у всех больных появлялся жидкий обильный водянистый стул: с частотой до 5 раз/сут — у 35%; от 6 до 10 раз/сут — у 57,5%; свыше 10 раз/сут — у 7,5% детей.

Патологические примеси в стуле (слизь, зелень) визуально определялись у 65%, у трети их них наблюдались прожилки крови. У всех больных в копроцитограмме отмечались различной степени выраженности нарушения: жирные кислоты, нейтральный жир, крахмал, клетчатка, йодофильная флора, свидетельствующие о развитии синдрома избыточного бактериального роста (СИБР).

У 65% детей, наряду с признаками нарушения переваривания и всасывания в копроцитограмме, определялся колитический синдром (лейкоциты и эритроциты). У всех детей с РВИ в посевах кала на условно-патогенную микрофлору (УПМ) выявлено снижение роста полноценной кишечной палочки и активация Е. coli с измененными свойствами. У 80% высевалась УПМ (Staphylococcus aureus, Proteus mirabilis, P.

vulgaris, P. rettgeri, Klebsiella pneumoniae, K. oxytoca, Citrobacter freundii, Enterobacter cloacae), превышающая допустимые концентрации в 1,5–2 раза. У 30% одновременно высевалось несколько возбудителей.

Результаты исследования, обсуждение и заключение

Из поступивших в стационар 1386 детей с диареей ротавирусный антиген обнаружен у 17,4%. Пик регистрации детей с ротавирусной диареей приходился на март-апрель, составляя соответственно 27,4% и 15,4%. В летние месяцы РВИ встречалась с частотой от 2,9% до 5,4%. С декабря отмечался сезонный подъем РВИ (8,7%).

Наиболее часто ротавирусы выявлялись в фекалиях детей в возрасте от одного мес до двух лет, составляя в сумме 66,3%, с возрастным пиком от одного года до двух лет (43,1%). Результаты клинико-лабораторного исследования позволили установить моно-РВИ у 47,9% и микст-РВИ у 52,1% детей.

Структура микст-ротавирусной диареи была следующей: у 44,2% детей обнаружена УПМ, у 27,9% — энтеропатогенный эшерихиоз (ЭПЭ), у 15,5% — сальмонеллы, у 12,4% — шигеллы.

У детей в возрасте до одного года моно-РВИ диагностирована у 12,1% детей, микст-РВИ у 87,9%. В большинстве случаев была выявлена УПМ — 59,7%, ЭПЭ — 25,9%, сальмонелла — 13,8%. Среди УПМ наиболее часто выделялись стафилококки, клебсиеллы, протей, цитробактер, синегнойная палочка.

У детей в возрасте от одного года до двух лет также был выявлен высокий процент микст-инфекции (72,2%), но УПМ выделялись реже — 29,2%, шигеллы — 29,8%, сальмонеллы — 39,5% и только ЭПЭ — 1,5%. Среди детей старше двух лет моноинфекция встречалась у большинства больных (85,3%), микст-инфекция — у 14,7%.

Ассоциантами были, как правило, шигеллы и ЭПЭ.

Клинические проявления моно-РВИ во всех возрастных группах характеризовались острым началом. Повышение температуры отмечалось у 93,7% больных, в большинстве случаев лихорадка была в пределах 38–39 °C (52,7% детей) общей продолжительностью 2–3 дня, только у 5,4% детей лихорадка сохранялась до 8–10 дней.

Постоянным признаком РВИ была рвота или срыгивание, наблюдаемые у всех больных. Ведущим симптомом заболевания, отмечавшимся у всех больных, была диарея. Характер стула — частый, обильный, водянистый, желтого цвета, пенистый, с резким запахом и незначительной примесью зелени.

Кратность стула до 5 раз в сутки отмечена у 41,1%, от 6 до 10 раз — у 53,6%, более 10 раз — у 5,4%. Длительность диареи в среднем составила 4–6 дней у 73,2%. Боли в животе умеренные, без четкой локализации, метеоризм, урчание по ходу кишечника отмечены у половины больных.

В группе детей (20 чел.), получающих Примадофилус Детский, достоверные различия выявлены в динамике диарейного синдрома. Продолжительность диареи в основной группе, получающей Примадофилус Детский, составила 4,1 ± 1,2 дня, в группе сравнения — 5,6 ± 1,0 дня (Р ≤ 0,05).

Одновременно с нормализацией частоты и характера стула у больных, получавших Примадофилус Детский, быстрее исчезали патологические примеси в стуле (слизь, зелень, примесь крови), что свидетельствовало о положительном влиянии препарата на процессы репарации кишечника.

При изучении количественного содержания УПМ установлено, что в обеих группах по окончанию применения пробиотиков у больных повышалось количество ПКП до нормы и уменьшалось количество E. coli с измененными свойствами. В основной группе, получавшей Примадофилус Детский, у всех больных имело место достоверное снижение УПМ, а у 7 (41%) отмечалась полная санация от УПФ.

В группе сравнения по окончанию курса лечения пробиотиками у 12 из 15 больных была отмечена тенденция к снижению количества УПМ, однако у 8 больных (53,3%) возбудители S. aureus, P. mirabilis, P. vulgaris, Kl. pneumoniae выделялись повторно в диагностически значимых концентрациях.

Заключение

За период проведенных исследований в стационаре ДИБ № 3 из 1386 больных с диагнозом ОКИНЭ у 241 (17,4%) верифицирована РВИ. Заболевание протекало в виде моно- и микст-РВИ преимущественно в среднетяжелой форме с возрастным пиком от одного года до двух лет.

Включение в комплексную терапию среднетяжелых форм РВИ у детей синбиотика Примадофилус Детский, в сравнении с применением других пробиотиков (Линекс, Бифиформ, Лактобактерин), способствовало более быстрому купированию диарейного синдрома и нормализации копроцитограммы.

Препарат имеет высокие органолептические свойства, хорошо переносится больными, не дает побочных эффектов.

Примадофилус Детский обладает более высоким санирующим эффектом в отношении УПМ (стафилококков, клебсиелл, энтеробактеров, цитробактеров, протея), у 41% отмечалась полная санация, что согласуется с литературными данными.

Литература

  1. Мазанкова Л. Н., Рыбалко Г. А. Профилактика ротавирусной инфекции у детей // Актуальные вопросы инфекционной патологии и вакцинопрофилактики у детей. V конгресс педиатров-инфекционистов России: тезисы. М., 2006. С. 99.
  2. Кафарская Л. И., Ефимов Б. А., Постникова Е. А. и др. Особенности становления микрофлоры у детей раннего возраста // Детские инфекции. 2006. Т. 5, № 1, с. 6–12.
  3. Учайкин В. Ф., Новокшонов А. А., Мазанкова Л. Н. и др. Острые кишечные инфекции у детей: пособие для врачей. М., 2005. 36 с.

В. Н. Тимченко, доктор медицинских наук, профессор, академик МАНЭБ
Е. Б. Павлова, кандидат медицинских наук, доцент
М. Д. Субботина, кандидат медицинских наук, доцент

СПбГПМА, Санкт-Петербург

Контактная информация об авторах для переписки: 194100 Санкт-Петербург, ул. Матросова, 5

Купить номер с этой статьей в pdf

Источник: https://www.lvrach.ru/2011/08/4525661/

Страница Врача
Добавить комментарий