После удаления аденоидов у детей болит

«Аденоиды, миндалины и правило семи дней»: ответы на главные вопросы о затянувшейся детской простуде

После удаления аденоидов у детей болит

Не секрет, что дошкольники болеют чаще, чем взрослые. С трёх до семи лет походы в детский сад прерываются детскими больничными и перерывами на простуды. Родители часто жалуются, что как только ребенок пошел в садик, началось т.н. хождение по мукам, бесконечные насморки, кашель и больничные.

Возникает извечный вопрос, кто виноват и что с этим делать? Если частые простуды мешают вам и ребенку жить нормальной жизнью — это повод показаться отоларингологу.

Newslab попросил Лилию Ланкину — оториноларинголога высшей квалификационной категории Красноярского института травматологии — ответить на главные вопросы о частых детских простудах и их последствиях.

Только за две первые недели 2019 года на территории Красноярского края заболеваемость ОРВИ и гриппом составила 35,7 на 10 тыс. населения. Чаще всего в эпидемический процесс вовлекались дети до шести лет.

В дошкольном возрасте формируется естественный иммунитет ребенка — дети обмениваются инфекциями. Пока ребенок сидит дома и не контактирует с детьми, его иммунная система находится в спокойном состоянии, как только он выходит в свет — начинается обмен инфекциями. При этом не водить ребенка в детский сад — не выход. Ребенок должен расти в социуме и обмениваться в том числе и инфекциями.

«Это приобретение так называемого иммунного багажа. Ребенок знакомится с внешней средой, контактирует с инфекциями и приобретает иммунитет.

Другой разговор, что в условиях детского сада этого «багажа» бывает слишком много.

Когда мамы приходят ко мне на прием, они обычно говорят: «Я не знаю, что делать — мы два дня ходим в детский сад, а две недели сидим дома», — рассказывает ЛОР врач Красноярского института травматологии Лилия Ланкина.

Как отмечает доктор, во многом реакция на инфекции определяется, в том числе и исходным уровнем иммунитета. У ослабленных детей — выкормленных не грудным молоком, недоношенных, с задержкой развития — риск заболеть выше. В эту группу входят и дети-аллергики. Однако если ребенок более часто и больше семи дней — это тревожный знак.

А как работает иммунная система?

Функцию местного иммунитета, если мы говорим о респираторных инфекциях, выполняют органы носоглотки — это лимфоглоточное кольцо Пирогова-Вальдейера, куда входят органы носоглотки (аденоиды и миндалины). Их задача — защитить организм от дальнейшего распространения инфекции, поэтому они увеличиваются в размерах, как только ребенок заболевает.

Когда инфекция побеждена, миндалины и аденоиды должны вернуться в нормальное состояние, но так происходит не всегда:

«У детей нет такого иммунитета, как у взрослых, поэтому если ребенок ходит в садик и цепляет одно заболевание за другим, аденоиды увеличиваются, чтобы локализовать инфекцию, но не успевают сократиться. В определенный момент это может стать показанием для их удаления», — уточняет Лилия Сагидулловна.

У затяжных простуд могут быть осложнения?

Да, например, экссудативный отит, который называют также «немым отитом». Он протекает не как классический острый отит, который сопровождается болями. Основным симптомом является снижение слуха, а иногда ребенок может жаловаться, что у него в ухе что-то будто разлипается.

«Как правило, мамы сразу понимают, что с ребенком что-то не так. Вы общаетесь с ребенком, а он вас не слышит. Вы к нему обращаетесь из другой комнаты — он не слышит. Еще один повод для беспокойства — ребенок громче начинает смотреть мультики. Это может говорить о снижении слуха — в этом случае ребенка обязательно нужно показать врачу», — поясняет Лилия Ланкина.

Опытный оториноларинголог отправит к сурдологу для подтверждения диагноза. Если экссудативный отит существует давно, то, возможно, придется делать операцию на среднем ухе — шунтирование, чтобы эвакуировать скопившуюся жидкость. Именно она мешает уху работать нормально.

Сбой в работе одного из главных органов развивается по следующему сценарию: аденоиды вырастают из-за постоянных болезней, закрывают устье слуховой трубы с одной стороны, в барабанной полости появляется вакуум и начинает меняться давление, из сосудов конденсируется жидкость — плазма, которая постепенно затапливает барабанную полость, и слух снижается.

В каких случаях аденоиды нужно удалять?

Если у ребенка постоянно заложен нос, он гнусавит, периодически храпит, дышит преимущественно ртом, нередко это сопровождается выделениями из носа, часто гнойными, — все это должно насторожить родителей и стать поводом для посещения ЛОР-врача. Самое серьезное, чем может грозить несвоевременное решение данной проблемы — развитие у ребенка глухоты и задержка нервно-психического развития.

«Для любой операции нужны показания — абсолютные и относительные. Абсолютным показанием к аденотомиии (удаление аденоидов) являются проблемы со слухом и формирование аденоидного типа лица — это деформация лицевого скелета под воздействием частого ротового дыхания.

Верхняя челюсть становится более глубокой и выдается вперед, а нижняя развивается хуже. У таких детей как правило „французское“ произношение, потому что звуки образуются исключительно в носоглотке.

Врач понимает, когда нужна операция», — рассказывает ЛОР врач клиники КИТ Лилия Сагидулловна.

В случае постоянно повторяющихся простуд врач не назначит операцию сразу. Сначала ребенка будут лечить консервативно, то есть с помощью таблеток, капель и других препаратов.

Как проходит операция?

Операция длится около 40 минут, чаще ее проводят под общим наркозом. Хирург контролирует свои действия эндоскопом, то есть видит все, что происходит в носоглотке. Есть несколько методов аденотомии — холодноплазменный, радиоволновой, шейверный — все они подходят, но самое главное — это мастерство хирурга.

Как уточнила Лилия Ланкина, после операции ребенка переводят в палату и наблюдают в течение нескольких часов. Затем отпускают домой, а на следующий день просят показаться врачу. Рекомендации после операции — щадящая диета, чтобы еда не царапала горло, временный отказ от бань и саун. Вернуться в детский сад можно через неделю.

А когда удаляют миндалины?

И аденоиды, и миндалины — это родственные органы из лимфоидной ткани, которая одинаково реагирует на воспаления. Если миндалины чрезмерно увеличатся, их нужно частично резецировать (полностью миндалины не удаляют никогда).

Иногда хирург проводит эту операцию вместе с аденотомией — иначе есть вероятность, что миндалины, в случае, если их не трогать, возьмут на себя функцию аденоидов и через полгода увеличатся так, что придется делать новую операцию.

Есть какие-то последствия от операции для иммунитета ребенка?

«Могу сказать, что большая часть родителей отмечают, что ребенок перестает болеть слишком часто. Особую категорию пациентов могут составить дети-аллергики или те, у кого развивается бронхиальная астма.

Бытует мнение, что удаление аденоидов и миндалин может привести к „дебюту“ бронхиальной астмы. По своему опыту скажу, что прямой зависимости нет.

В жизни ребенка ничего не меняется, поэтому бояться операций не надо», — уточняет Лилия Ланкина.

Хорошо, а как лечить ребенка, если он болеет?

Соблюдать рекомендации врача. задача — максимально быстро локализовать инфекцию.

«На мой взгляд, залогом успеха является своевременное и адекватное лечение ребенка. Ведь каждая мама знает, когда ребенок начинает заболевать, и именно в этот период весьма полезными будут противовирусные препараты в первые три дня болезни. Назначение сосудосуживающих препаратов в нос тоже является вполне обоснованным для снятия отека слизистой полости носа.

В обществе бытует мнение, что это зло, родители говорят „так от них же зависимость“. Однако зависимость — это когда вы принимаете их свыше двух недель, а мы говорим об острой ситуации, когда нужно снять отек, и сосудосуживающие препараты с этим прекрасно справляются.

Не надо их бояться, если вам их назначил врач», — уточняет оториноларинголог Красноярского института травматологии.

В каких случаях ребенка нужно показать специалисту?

Для похода к лору есть несколько поводов:

  • снижение слуха;
  • развитие отита на фоне простуды;
  • детский храп;
  • частые респираторные инфекции.

Интернет-газета Newslab.ru

ООО «КИТ», ОГРН 1152468032826, ЛО-24-01-003736 от 31.08.2017, выданная Министерством здравоохранения Красноярского края.

Источник: http://newslab.ru/article/878085

Родителям на заметку: все, что нужно знать о проблемах с аденоидами

После удаления аденоидов у детей болит

Аденоиды остаются одной из топовых тем обсуждения в песочнице. Пока дети лепят куличики или снеговиков, мамы обмениваются мнениями и слухами: удалять или нет, а если удалять, то где и как лучше — с учетом опыта друзей и знакомых.

Sputnik аккумулировал основные “мамские” вопросы и задал их главному внештатному детскому оториноларингологу Минздрава, заместителю директора по клинической работе ГУ “РНПЦ оториноларингологии” Марине Песоцкой.

Когда идти к врачу и волноваться об аденоидах?

Прежде всего, надо понимать, что аденоидная, или лимфоидная ткань в носоглотке есть у всех детей, подчеркнула Марина Владимировна. Проблемой она становится только в том случае, если разрастается до такой степени, что у ребенка возникают сложности с носовым дыханием. Причем постоянные сложности, то есть ОРВИ нет, а ребенок дышит ртом.

“Основанием идти к врачу являются жалобы на постоянные, а не только во время насморка, нарушения носового дыхания, которые проявляются в первую очередь ночным апноэ во сне.

Это такое затруднение носового дыхания, при котором ребенок плохо спит, просыпается, громко храпит. В результате нарушается оксигенация мозга, это может действительно плохо сказываться на развитии ребенка.

Это то, что требует медицинского вмешательства”, — объясняет врач.

© Sputnik / Виктор Толочко

Заместитель директора РНПЦ оториноларингологии, главный детский оториноларинголог Минздрава Марина Песоцкая

— А как же частые простуды и отиты, которые, как считается, могут быть следствием гипертрофии аденоидов?

— Это распространенное заблуждение — и родителей, и нередко неопытных докторов. Они ошибочно полагают, что аденотомия может помочь при частых простудных заболеваниях. Часто бывает, здоровый ребенок идет в детский сад и начинает болеть.

Первым делом в такой ситуации родители в песочнице и неопытный доктор говорят: “А что ж здесь может быть?! Конечно, аденоиды. Давайте их немедленно удалять”. Но чаще всего в этой ситуации аденотомия как раз и не поможет.

Наоборот, может еще и ослабить ребенка, потому что это вмешательство выполняется под наркозом, это хирургическая травма, стресс, который не будет способствовать укреплению иммунитета.

А проблема в том, что у ребенка, когда он идет в сад, начинается формирование иммунитета навстречу микрофлоре, к которой он не привык. Естественно, он заболевает.

Для того чтобы этот иммунитет правильно сформировался и в дальнейшем не было проблем, рекомендуется первые три болезни при поступлении в сад переносить следующим образом: ребенок заболел, через неделю выздоровел, но в сад он идет только через месяц.

Потому что восстановление организма происходит в эти сроки. Понятно, что это не всем удается сделать в силу ряда причин. Но это именно тот путь, который приводит к формированию хорошего иммунитета.

И только в том случае, если у ребенка в здоровом состоянии есть выраженное препятствие носового дыхания, выражена большая степень аденоидов, тогда следует говорить о проведении хирургического или консервативного лечения.

Новые протоколы диагностики проблем с аденоидами

— Давайте поговорим о диагностике. Есть три степени гипертрофии аденоидов: первая, вторая и третья. Хирургическое лечение, если верить специализированным медицинским ресурсам, нужно тем, у кого аденоидная ткань разрослась до второй-третьей степени таким образом, что она перекрывает практически весь задний носовой ход.

Насколько существующие сейчас методы диагностики позволяют исключить субъективный фактор — ощущения конкретного доктора — в выборе стратегии лечения? Потому что нередко приходиться слышать о ситуациях, когда мамы, опасаясь решиться на хирургическое лечение, начинают ходить и консультироваться у других, третьих, четвертых специалистов.

— Помимо размера (объема) аденоидных вегетаций, для определения тактики лечения важно также и строение носоглотки.

Потому что строение носоглотки может быть таким, что даже небольшой объем лимфоидной аденоидной ткани будет препятствовать носовому дыханию. В ситуации узкой носоглотки хирургическое вмешательство не даст ожидаемого эффекта.

Поэтому для того, чтобы поставить правильный диагноз и выбрать правильную тактику лечения, необходимо сделать рентген носоглотки. Это золотой стандарт.

Другие методы осмотра, которые применяют врачи, — осмотр через передние носовые ходы, задняя риноскопия, которую, к слову, можно выполнять только достаточно взрослым детям, потому что это требует сознательного участия ребенка в процедуре.

Есть еще эндоскопия носоглотки, но и она имеет недостаток — мы можем определить консистенцию аденоидов, степень их увеличения по вертикали, но, к сожалению, не можем определить истинные размеры носоглотки. В результате может быть совершена тактическая ошибка: мы пойдем на хирургическое вмешательство, а ожидаемого эффекта не получим.

Наконец, есть пальцевое исследование носоглотки, но это, я бы сказала, очень жесткий метод: это когда доктор через носоглотку засовывает палец и таким образом определяет размер аденоидов.

Но самое главное, что все эти методы, кроме рентгена носоглотки, являются субъективными. Поэтому мы считаем, что оптимальный, безболезненный для ребенка метод исследования — это боковая рентгенография носоглотки.

Здесь, кто бы ни смотрел, степень гипертрофии аденоидов выставляется по одинаковому принципу. Должна сказать, что этот диагностический прием уже вписан в новые протоколы.

Они сейчас находятся на стадии утверждения в Минздраве.

© Sputnik / Виктор Толочко

Для лечения аденоидита совсем не обязательно сразу делать операцию – сегодня есть другие эффективные способы

— Изменились ли как-то подходы к лечению этой патологии за последнее время? Появились ли у медицины новые возможности, которые позволяют в ряде случаев отложить или отсрочить хирургическое решение проблемы с аденоидами?

— Подходы к лечению за последние 10 лет изменились, появилось консервативное лечение с применением местных кортикостероидов. Оно довольно эффективно. До этого мы применяли гомеопатические препараты.

Сейчас тоже порой приходят пациенты, которые говорят, что им назначили гомеопатическое лечение. Но ни до применения кортикостероидов, ни сейчас мы от гомеопатических препаратов эффекта не видим. Поэтому сейчас в протоколах такое лечение не предусмотрено.

Врачи с авторитетом этот метод лечения не назначают.

Удалять, не дожидаясь…

— Насколько повысились шансы у маленьких пациентов и их родителей избежать операции с появлением кортикостероидов? Иными словами, какова их эффективность?

— Консервативное лечение в виде назначения местных глюкокортикоидов может назначаться детям с двух лет. В 50-70% случаев оно дает результат. Причем такое лечение помогает и при увеличении аденоидов, и при хроническом аденоидите — воспалении аденоидной ткани в носоглотке.

Аденоидит, в отличие от обычной гипертрофии, сопровождается помимо затрудненного носового дыхания еще и выделениями разного характера: слизистыми или чаще гнойными.

Это состояние может сопровождаться повышением температуры, но главное — в отличие от гипертрофии аденоидов — острый аденоидит всегда лечится только консервативно.

Но и в случаях гипертрофии аденоидов чаще всего начинать нужно тоже с консервативного лечения. Тем более что до трех лет аденоиды участвуют в формировании иммунитета, и удаляют их до 3 лет только по абсолютным показаниям, таким как ночное апноэ во сне на фоне гипертрофии аденоидов 3 степени.

А вот уже после трех лет, если мы видим, что аденоиды большие, можно предлагать хирургическое лечение.

Но опять же — показаниями к хирургическому лечению является большая степень аденоидов и наличие симптомов ночного апноэ во сне.

По подходам, которые применяются во всем мире, это единственное показание к аденотомии. Не частые отиты, тем более не частые болезни. А именно ночное апноэ во сне — остановка дыхания.

— Если хирургического лечения не избежать, на какую операцию по удалению аденоидов лучше решаться — под общим наркозом или, чтобы минимизировать нагрузку на детский организм, под местным? Рынок и медцентры предлагают решить проблему разными способами? Как выбрать?

— На мой взгляд, оптимальный вариант — его используют и в нашей клинике вот уже более 10 лет — это выполнение аденотомии под общей анестезией с эндоскопическим контролем. Рецидивы при операции, проведенной таким образом, бывают крайне редко.

Рецидивы в последние 10 лет в принципе случаются редко, и только в тех случаях, когда операция проводилась под местным обезболиванием. Такая операция выполняется, по сути, вслепую при достаточно активном сопротивлении ребенка.

Естественно, что в таких условиях сделать аденотомию качественно сложно.

При этом такую аденотомию продолжают практиковать — в том числе и в нашей больнице. Хотя я не понимаю ни этих докторов, ни этих родителей. Я считаю, что это травматично для ребенка. И рецидивы чаще, и кровотечения чаще бывают. Но самое интересное, что родители этого хотят.

© Sputnik / Виктор Толочко

На консультацию к специалистам РНПЦ оториноларингологии приводят немало детей разных возрастов

Пару слов скажу об удалении аденоидов при помощи лазера. Эту методику предлагают в некоторых медцентрах. Но это своего рода обман, коммерческая тактика. На самом деле удаляют аденоиды обычным способом, а лазером прижигают. И никаких преимуществ, кроме недостатков, при лазерном удалении аденоидов нет.

Во-первых, при таком способе удаления аденоидов увеличивается длительность пребывания ребенка под наркозом. А во-вторых, лазер может вызвать рубцевание, а рубцевание в носоглотке может приводить к таким последствиям, как рубцевание слуховых труб и, как следствие, отиты, которые вылечить практически невозможно.

Поэтому мы не приветствуем лазерное удаление.

Есть еще удаление при помощи шейвера — это хороший способ. Но такое оборудование есть не везде. И глобальной разницы между удалением шейвером и обычным аденотомом нет.

Можно ли защититься от гипертрофии аденоидов

— Можно застраховаться от этих проблем — гипертрофии аденоидов и аденоидита? Возможно ли в этом случае говорить о какой-то профилактике?

© Pixabay

— Есть анатомические особенности — склонность к гипертрофии лимфоидной ткани. Она передается по наследству. И если такое было у родителей в анамнезе, то вероятность, что у ребенка будет такая же проблема, очень высока.

Потому в данном случае речь идет о наследственности. Особой профилактики здесь быть не может, поскольку человек не может быть изолирован от общества. А контакт с новой микрофлорой наверняка вызовет реакцию.

— Масштаб проблемы с учетом того, что число аллергиков растет, меняется? Больше ли становится у вас пациентов с гипертрофией аденоидов?

— Я 30 лет работаю с детьми и сталкиваюсь с этой патологией. И не могу сказать, что пациентов стало существенно больше. Да, аллергиков стало больше. Таким пациентам мы всегда рекомендуем вопрос целесообразности аденоидов согласовать с аллергологом. Но количество таких детей среди общей массы пациентов, у которых диагностируют гипертрофию аденоидов, составляет порядка 20%.

— Когда мамам можно будет сменить тему разговоров в своем кругу и смело выдохнуть — переросли? Вообще, стоит ли стремиться — дотянуть без операции и перерасти?

— По законам природы считается, что тенденция к уменьшению лимфоидной ткани, связанная с взрослением, начинается после семи лет. Но реально говорить о том, что аденоиды начнут уменьшаться, скорее с 10-12 лет.

Но тут тоже надо разумно подходить. Ждать так долго, если ребенок плохо спит, если у него рецидивируют отиты и при этом есть большие аденоиды, а врачи при этом говорят “удаляйте”, нельзя. Неразумно в этой ситуации, на мой взгляд, говорить, что “ему пять лет, через два года все должно уменьшаться”. Два года для ребенка это очень большой срок.

— Что бы вы посоветовали сомневающимся родителям — тем, кому доктор рекомендует удаление аденоидов, но они начитались статей в интернете и опасаются последствий из-за наркоза, аллергии. Как быть в этой ситуации?

— Доверять врачам. Конечно, окончательное решение принимает родитель. Наличие аденоидов, жалоб — не подразумевает экстренного вмешательства. Заставлять и стращать в этой ситуации врач не будет.

Действительно, есть родители, которых не уговорить. Им объясняешь: “Вам поможет, будет эффект, вы будете довольны результатом”, а они: “Нет, мы только в крайнем случае”.

А вот что каждый для себя считает крайним случаем?

В крайности впадать нельзя. Ни в этом, ни в обратном случае, когда врач говорит, что вам это не поможет, а родитель настаивает: “Делайте. Я хочу”. Каждый случай индивидуален, и здесь должен быть консенсус врача и родителя. То есть все-таки стоит следовать рекомендациям авторитетного доктора, а не полагаться на то, что написано в интернете или услышано на лавочке.

Источник: https://sputnik.by/society/20171210/1032419592/roditelyam-na-zametku-vse-chto-nuzhno-znat-o-problemah-s-adenoidami.html

Операция по удалению аденоидов — это не трагедия

После удаления аденоидов у детей болит
« Маневич Игорь Семенович, Врач оториноларинголог высшей категории, член European Rhinologic Society»

В своей практике я сталкивался с тем, что многие родители отказываются делать детям операцию по удалению аденоидов, потому что она связана со многими трудностями: начинают кровить сосуды, ребенок испытывает боль. И это понятно. Но бояться не стоит, если операция будет сделана под наркозом. О том, что такое аденоиды и каковы их функции, рассказывает оториноларинголог Игорь Семенович  Маневич.

 О затруднениях в кормлении детей

У маленького человечка есть такая особенность: он не может сосать грудь, не может кушать, когда у него не дышит нос. Когда мама приносит ребенка на прием, первым делом ЛОР спрашивает, как ребенок набирает вес. Это может показаться странным для мамы, но на самом деле это самое важное для нас.

Если ребенок кушает хорошо, набирает вес в пределах нормы, то повода для беспокойства нет абсолютно, даже если маме кажется, что он издает какие-то звуки, сопит. Бывает, что ребенок плохо сосет грудь из-за отека слизистой носа.

Это можно исправить каплями, спреями, но конкретные советы давать невозможно, нужно каждый раз смотреть ребенка, и каждый раз врач должен назначать лечение индивидуально. Есть ситуации, когда дети с самого рождения, с первых дней не могут дышать.

Это связано с тем, что из-за анатомической особенности нос перекрыт, перекрыты хоаны. Хоаны — это 2 «дырочки», которыми заканчивается нос (подобно двум ноздрям спереди). Бывает врожденное сращение (атрезия), когда хоана перекрыта пленкой или костью. Если ребенок не набирает вес и не дышит, то надо исследовать хоаны.

Для этого требуется стационар, наркоз. Мы смотрим эндоскопом, действительно ли хоаны перекрыты. Если да, то сразу же делаем операцию, освобождаем их. Потом нужно ждать, чтобы они зажили. Это длительный процесс.

О разнице между сопением и храпом

Сопение не является патологией, это мягкий, приятный для ушей мамы звук. А храп звучит жестче и производится более глубокими структурами носа и носоглотки, обычно открыт рот, и это всегда хуже. Иными словами, если ребенок сопит, то это относится к норме, а храп — это повод забеспокоиться.

У детей старше 1 года храп и сопение связаны с проблемой аденоидов. Если ребенок уютно посапывает во сне, то это хорошо, он может перевернуться на другой бок и перестать сопеть.

Но если во сне он сильно храпит или дышит ртом, днем ходит с открытым ртом и к тому же часто простужается, отмечается, что он хуже слышит, это говорит, что у него в носоглотке выросли аденоиды и перекрыли ему носовое дыхание и уши изнутри со стороны евстахиевых труб.

В этом случае тоже важно не упустить момент, когда аденоиды можно вылечить медикаментозно: уменьшить их размер. Аденоиды врачи делят на 3, а некоторые на 4 стадии. Если первая считается практически нормой, то при 2-й дыхательные пути перекрываются на 50%.

Это можно вылечить медикаментозно, гомеопатией, физиотерапией. Третья стадия лечится только хирургическим путем. Но в этом случае мы говорим не о полном излечении аденоидов, а об их уменьшении. Их полностью вылечить нельзя и не нужно.

Об аденоидах и их функции

Аденоиды — это полезная ткань, специальная дополнительная детская защита. У взрослых аденоидов нет. Они в пубертатном периоде, в 14–15 лет, начинают уменьшаться, и к 18 годам исчезают полностью. Нормальные аденоиды (нулевая степень) — это тоненькая аккуратная полоска ткани за носом в середине черепа.

Если полоска чуть шире, это 1-я степень, что тоже относится к норме. Вторая степень — это когда вместо полоски ткани вырастает ком, который наполовину перекрывает задние отделы носа. Если аденоиды перекрывают отделы носа на 2/3 и ребенок дышит через узенькую щелочку, то это считается 3-й степенью.

Четвертая степень бывает крайне редко, когда аденоиды полностью перекрывают нос. При 2-й и 3-й стадиях аденоиды начинают перекрывать изнутри и уши. От мамы требуется вовремя заметить проблему и обратиться к врачу, попытаться ее решить медикаментозно.

Смысл и цель лечения сводится к тому, чтобы уменьшить аденоиды в размерах.

Если ребенок, например в детском саду, подхватил инфекцию, у него начинается аденоидит — аденоиды воспаляются, отекают и тем самым локализуют инфекцию, пытаются не пропустить ее глубже в бронхи, легкие, пазухи, уши. Но когда они постоянно испытывают атаки вирусов, они уже заболевают сами, разрастаются, отекают, тогда начинаются проблемы, и уже вместо пользы они начинают приносить вред.

Очень важно не упустить момент, когда этот процесс можно повернуть вспять. Для этого есть различные методы: гомеопатические, физиотерапия, промывания, спреи. Правда, не всегда мы побеждаем — по статистике каждому 3-му современному ребенку приходится делать операцию аденотамию.

О мифах, связанных с операцией

Операция по удалению аденоидов — это не трагедия. Иногда родители, вместо того, чтобы максимально улучшить качество жизни ребенка, чтобы он хорошо дышал, пытаются любой ценой избежать операции. Такие родители подвержены стереотипу, что в человеке нет ничего лишнего, что вырезать ничего нельзя, так как это для чего-то нужно.

Но операция на самом деле абсолютно не противоречит данной теории. Этот огромный ком, который вырос у ребенка в носоглотке и мешает ему дышать, — больная ткань. При операции мы этот ком не убираем полностью, а подрезаем под самый корешок, возвращая аденоиды в то состояние, которое предусмотрено природой.

В результате ребенок хорошо дышит.

Второе, чего боятся родители, — это «вырывание» аденоидов. У нас в стране до сих пор в некоторых клиниках удаляют аденоиды без наркоза, «наживую». Капают в нос анестетик, связывают ребенка.

Операция по подрезанию аденоидов считается одной из самых кровавых, так как они густо снабжены сосудами — такова их анатомическая особенность. Когда их удаляют, все эти сосуды кровоточат. Опасность представляет то, что при таком методе врач удаляет аденоиды вслепую.

Он на ощупь вводит инструмент, что-то срезает… Это выглядит как средневековая пытка, да еще и операция становится очень некачественной. Врач естественно боится срезать лишнего и, как правило, срезает совсем чуть-чуть. Крови много, стресса много, эффекта мало.

В этом случае врач не может качественно удалить аденоиды, поэтому через какое-то время они снова вырастают.

Есть такие дети, у которых аденоиды могут вырасти, даже если операция была проведена качественно.

У них генетическая предрасположенность к избыточному росту этой ткани, и через 5–6 лет после операции аденоиды опять могут побеспокоить. Но процент таких детей очень маленький.

Даже если конкретный ребенок попадает в этот процент, все равно эти 5–6 лет он живет полной жизнью. Поэтому если врач говорит, что операцию надо делать, значит надо делать.

О лазерах и наркозе

Сейчас во всех цивилизованных странах операцию по удалению аденоидов делают под общим наркозом. Ребенок полностью спит, ничего не чувствует, когда просыпается в палате – все уже сделано. Конечно, горлышко болит, но рядом мама, гладит его по головке.

Качество такой операции выше, потому что когда ребенок спит, мы специальными эндоскопами проникаем в задние отделы носа, на экране монитора мы видим реальную картину: что удаляем, какие сосудики кровят.

Цивилизованно, бескровно и, что самое важное, качественно.

Каждый случай индивидуален, лазер применяется где-то в меньшей степени, где-то в большей. Если ком аденоидов очень большой, то выжигать его лазером нет смысла. Его аккуратно срезают острым аденотомом, а лазером «запаивают» сосуды. Часто мамы боятся наркоза, считают, что это вредно. Этот миф поддерживают мои же коллеги, врачи, люди старой формации.

Наркоз на самом деле не вредный. Существуют специальные детские врачи-анестезиологи, которые подбирают дозировки, препараты, делают наркоз. Ни в одной стране мира не возникает вопроса, делать или нет без наркоза. Наркоз обязательно нужен: он помогает сделать операцию качественно.

Обычно операции делаются детям с 3 лет, но в моей практике было 2 операции полугодовалым детям.

Об операции

Операция называется аденотомия, иногда аденотонзиллотомия, когда еще гланды подрезают. Длительность операции примерно 20–30 минут. Восстановительный период 5–7 дней и щадящий режим. Но многие пожилые ЛОР-врачи говорят: «Аденоиды уже большие, но ребенок пока еще маленький.

Давайте подождем до 6–7 лет и перед школой ему все удалим». Так говорят из-за слабой технической оснащенности клиники, и эти врачи не могут делать операции под наркозом, как положено во всем мире.

Но эти 3–4 года могут сильно сказаться на ребенке, он, например, может потерять слух.

О профилактике

Мама должна ежегодно приводить ребенка на обследование к ЛОр-врачу. Но может случиться, что аденоиды вырастут за 2–3 месяца. Здесь уже маму должен насторожить храп, сон с открытым ртом.

Обычная ситуация: ребенок переболел простудой, его вылечил педиатр, но мама видит, что ребенок плохо дышит носом. Это повод привезти малыша к ЛОРу, исследовать на предмет аденоидов, установить точный диагноз и степень и провести лечение.

Здесь нам помогают детские стоматологи и ортодонты. Мамы приводят к ним детей, у которых неправильный прикус, и они чаще всего не ставят брекеты и пластины до исследования на предмет аденоидов.

Потому что если они есть у ребенка, то именно они могут быть истинной причиной неправильного формирования челюсти и прикуса. Поэтому ортодонтическое лечение будет бессмысленно без решения основной проблемы.

Маму также должно насторожить то, что ребенок стал хуже слышать, переспрашивает. Причиной могут быть как банальные серные пробки, так и перекрытые аденоидами уши.

Внимательно следует отнестись к заболеваниям ребенка — 2–3 затяжные инфекции приводят к тому, что аденоиды постоянно воспалены.

Если опытные ЛОР-врачи видят, что аденоиды у частоболеющего ребенка не поддаются лечению, прогрессируют, то они предлагают родителям месяца три не водить ребенка в детский сад, где его состояние только ухудшается.

Иммунная система у маленького человека меняется каждый месяц. И, может, в какой-то момент она не приспособлена к инфекционным атакам, поэтому, если продолжать жить в том же режиме, иммунная система не закалится.

Скорее всего, результатом этого глупого принципа явится то, что став взрослым такой человек будет часто болеть, потому что его в детстве, простывшего, водили в сад. Надо дать иммунной системе восстановиться, вырасти, стать более взрослой. 

Материал подготовлен порталом Мед-Инфо

Источник: https://www.medicina.ru/press-tsentr/statyi/operatsiya-po-udaleniyu-adenoidov-eto-ne-tragediya/

«Не стало моего ангелочка…»

После удаления аденоидов у детей болит
Маленькому пациенту стало плохо через 40 минут после операции © .com

6-летний мальчик умер после операции по удалению аденоидов, которая проходила в клинике «КИМ». По факту гибели маленького пациента возбуждено уголовное дело…

Жителей Саранска шокировала гибель 6-летнего мальчика после удаления аденоидов! Операцию в частной клинике «КИМ» 6 февраля проводил 42-летний опытнейший специалист Константин Ермин. Но потом юному пациенту стало плохо. Его отправили на скорой помощи в Детскую республиканскую больницу, но спасти жизнь не удалось. Мальчик скончался от отека головного мозга.

Правоохранительным органам об этой трагедии стало известно от корр. «С». Была организована доследственная проверка, по результатам которой возбудили уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения должностных обязанностей» (до 3 лет неволи). Расследованием займется отдел по особо важным делам Следственного комитета РМ.

Подробности трагедии выясняла Алена Нестерова.

На видеокадрах, снятых за две недели до трагедии, улыбчивый темноволосый мальчик находится в соляной пещере. Считается, что такие сеансы крайне полезны для здоровья. Особенно при проблемах с дыханием. Павлику Ильину (имя и фамилия изменены) мешали дышать увеличенные аденоиды. Поэтому его и водили в «пещеру» с морской солью.

Вот только маленьким непоседам в отличие от взрослых сложно релаксировать в течение получаса. Поэтому Павлик взял с собой игрушку — ​морского конька Цезаря. «Я желаю, чтобы в соляной пещере было много радости, — ​говорит Павел на видеокамеру.

 — ​Чтобы дети были радостны… (Взрослый голос за кадром подсказывает о том, что надо пожелать еще здоровья) Чтобы все были здоровы!» Вероятно, соляные сеансы и другие методы лечения не решили проблему. Поэтому пришлось прибегнуть к хирургическому вмешательству. За консультацией обратились в Клинику инновационной медицины (КИМ).

Ребенком занимался Константин Ермин. Его считают местным светилом оториноларингологии. Кандидат медицинских наук проходил профессиональную подготовку в Москве, Санкт-Петербурге, Казани и немецком Штутгарте. Он из династии врачей. Мама является известным специалистом в той же области. У специалиста большой опыт.

Он много лет проработал в государственном медицинском учреждении. Рассказывают, что причиной увольнения стали интриги бывших коллег, которые не простили профессионального успеха.

Констатин Ермин считается одним из лучших врачей оториноларингологов в Мордовии

Ермин является генеральным директором и соучредителем этой частной клиники. Его партнеры — ​предприниматели Михаил и Дмитрий Исаевы. Бизнес оказался довольно прибыльным.

Руководители медучреждения расширили спектр услуг и начали приглашать ведущих специалистов со всей России… На рекламных баннерах КИМа заманчиво обещают удалить аденоиды при помощи холодной плазмы за 10 минут. Без всякой боли. Этот метод считается практически «бескровным». Удовольствие недешевое.

На операцию, осмотры и наблюдения по отзывам пациентов уходит порядка 30 тысяч рублей. Но для здоровья ребенка ничего не жалко. Вероятно, так думали и родители Павла. После консультации было принято решение об операции. Ее назначили на 6 февраля. Ничто не предвещало беды, все шло по плану.

Подготовка, сбор анализов, оформление документации. В назначенное время аденоиды удалили. Маленького пациента перевели в палату. Но примерно через 40 минут Павел почувствовал себя плохо… Отек головного мозга. Клиническая смерть.

На «скорой» мальчика доставили в реанимацию Детской республиканской больницы, но стабилизировать состояние не удалось. Мальчик скончался. Для всех участников этой истории это стало страшным шоком. Процедура по удалению аденоидов считается одной из самых безопасных. И вдруг летальный исход…

Клиника инновационной медицины пользовалась большой популярностью среди горожан © Столица С

«Не стало моего ангелочка, моего сыночка, — ​написала на своей странице «ВКонтакте» мама мальчика. — ​Всю боль не выразить словами. Сердце просто разорвано. Покойся с миром, мой родной, пусть земля тебе будет пухом.

Любим, помним, скорбим…» Для возрастных родителей Павлик был поздним счастьем. Долгожданным. Единственным. Любовь, ласка, внимание достались ему в таком объеме, что хватило бы на троих. Родители — ​обеспеченные люди. Отец работает в автосервисе, у мамы — ​арт-мастерская. Павлик ни в чем не нуждался.

На будущий год собирался идти в первый класс. В последний путь его проводили 8 февраля. «Дорогие мои! Сегодня мы похоронили нашего ангелочка! — ​пишет на своей странице мама мальчика.

 — ​Мы от всей семьи хотим выразить благодарность всем-всем, кто разделил с нами это горе! Низкий вам поклон, добрые люди! Пусть вас обойдет стороной беда! Берегите своих детей. Еще раз всех благодарим!»

Проблема

Аденоиды — ​патологическое разрастание лимфоидной ткани носоглоточной миндалины, чаще всего возникает у детей в возрасте 3–10 лет. Сопровождается затруднением свободного носового дыхания, храпом во время сна, гнусавостью голоса, постоянными насморками. К тому же аденоиды словно губки впитывают вирусы и бактерии.

Все это приводит к бесконечным простудным заболеваниям из разряда «неделю ходим в детский сад — ​месяц сидим на больничном». Увеличенные аденоиды чреваты и воспалениями в среднем ухе. Страдает и речь ребенка, становится невнятной. Более того, аденоиды способны испортить и самое хорошенькое детское личико. Они нарушают развитие лицевого скелета.

Нижняя челюсть становится узкой, удлиняется, рот все время открыт, лицо становится одутловатым. Во внешнем виде проявляется некоторая «заторможенность». Если аденоиды двух первых степеней еще как-то поддаются безоперационному лечению, то при третьей показано только хирургическое вмешательство. В противном случае разовьется глухота и будут мучить головные боли.

Но нет никаких гарантий, что после операции они не вырастут снова. Гуру детского здоровья доктор Олег Комаровский не раз высказывался на эту тему. «На увеличение аденоидов в большинстве случаев указывают храп и повторяющиеся отиты, — ​говорит специалист.

 — ​Нужно выяснять причину — ​что привело к гипертрофии небных миндалин? Каковы условия жизни ребенка дома и в детском саду? Какова частота ОРВИ, как они лечатся? Нельзя добиться успеха только одной операцией! Но родители сплошь и рядом упорно не желают ничего менять в образе жизни и отношении к болезням.

Когда лично я анализирую причины неудачных операций, так на первом месте в большинстве случаев оказываются перегрев, перекорм, частые ОРВИ и неадекватные параметры воздуха в помещении. Также с огромной грустью и сожалением должен признать, что очень распространенной причиной ситуации, когда операция не приносит эффекта, является коммерциализация медицины.

Дело в том, что хирургическое вмешательство стоит дороже, чем консервативное лечение. Отсюда гипердиагностика и никому не нужные заведомо неэффективные операции. Каждый современный врач знает совершенно конкретный список показаний к удалению аденоидов. Какие они? Например, полное отсутствие носового дыхания, нарушение сна, остановки дыхания во сне, рецидивирующие отиты, некоторые болезни нижних дыхательных путей».

Новость о гибели ребенка вызвала широкий общественный резонанс. В группе «Столицы С» в социальной сети «ВКонтакте» родители делились своими впечатлениями от операций, сделанных в Клинике инновационной медицины. У большинства все прошло нормально. Некоторые полностью встали на сторону Ермина и его коллег и даже пытаются бросить тень на родителей погибшего Павла.

Пишут, будто они жестоко обращались с мальчиком. В связи с этим на странице «Столицы С» «ВКонтакте» его мама обратилась ко всем со следующим посланием: «Уважаемые товарищи! Нашему сыну было 6 лет. Он был единственный и долгожданный, у него было все самое лучшее. Кто говорит гадости обо мне — ​Бог вам судья. Я очень прошу прекратить обсасывать эту тему. Всем спасибо за поддержку».

Другие случаи

В 2011 году в Ставрополе 3-летний малыш не пришел в себя после операции по удалению аденоидов, которую делали под общим наркозом. В Ростове у 5-летней пациентки началась аллергическая реакция на «Ледокоин». Девочку спасли. В 2014 году в нижегородской клинике «Александрия» погиб 6-летний Георгий. Тоже не выдержал наркоза.

В марте 2017-го в Санкт-Петербурге у 6-летнего Максима остановилось сердце. Ему тоже удаляли аденоиды. Во всех этих случаях проблема была в общем обезболивании. Хотя раньше во время таких операций применяли местную анестезию. Наверное, поколение взрослых, которым это делали 20 лет назад, помнят, как это больно, страшно и кроваво.

Но тот же доктор Комаровский советует родителям хорошо подумать, прежде чем соглашаться на общий наркоз. «Риск может быть сведен к минимуму, современные препараты это вполне позволяют, — ​отвечает доктор на своем интернет-портале. — ​Что для этого надо? Высококвалифицированный анестезиолог, который дружит с высококвалифицированным отоларингологом, и труд обоих хорошо оплачивается.

Просто? Да, но на первый взгляд… Тем не менее, лично я, проработав 10 лет анестезиологом-реаниматологом, прекрасно зная, что грамотный современный общий наркоз практически безвреден и безопасен, своего ребенка отправил бы мучиться без него.

Потому, что бывают совершенно не прогнозируемые случаи внезапных осложнений — ​пусть один на 10 тысяч… Но я лучше буду слушать, как ребенок плачет, и быть в уверенности касательно того, что он дышит, двигается, расстраивается и вредничает — значит, живет!»

Следствие

Удивительно, но факт! Правоохранительные органы узнали о гибели ребенка от корр. «С». Медучреждения об этом инциденте им не сообщили. «Мы не обязаны докладывать о смерти каждого пациента, — ​говорит главный врач Детской республиканской больницы Олег Солдатов. — ​Ставим в известность, если есть криминал». В случае с Павликом такого не заподозрили.

Сразу вспоминается соглашение, заключенное между минздравом РМ и Следственным комитетом РМ, в рамках которого медики обещали сообщать о смертности детского населения… Правоохранители провели доследственную проверку по факту гибели мальчика.

8 февраля было возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей». Заниматься расследованием будет отдел по особо важным делам. Его сотрудникам придется установить все обстоятельства случившегося. Причины, которые привели к летальному исходу, пока не известны.

Есть ли в этом вина Константина Ермина или врача-анестезиолога? Сотрудники КИМа и Детской республиканской больницы от комментариев воздерживаются…

Сейчас медицинское сообщество гадает, останется ли после этого скандала на плаву частная клиника или нет. Одни считают, что поток пациентов никуда не денется, так как других специалистов в Саранске все равно нет.

А другие вспоминают историю саранского пластического хирурга, пациентка которого умерла после операции по подтяжке живота. Ее родственники претензий к нему не имели. Но дальнейшая практика не задалась. Хирургу пришлось переехать в другой регион.

Что касается деятельности Клиники инновационной медицины, то здесь вызывает опасения одна деталь.

Если в ее помещении проводятся операции, то почему нет отделения реанимации? И почему контролирующие ведомства не обратили внимания на этот момент? Согласно закону медучреждение может получить лицензию на проведение хирургических операций, если в нем оборудована палата интенсивной терапии…

Источник: https://stolica-s.su/news/incident/116613

Страница Врача
Добавить комментарий