После аденотомии у ребенка болит шея

«Не стало моего ангелочка…»

После аденотомии у ребенка болит шея
Маленькому пациенту стало плохо через 40 минут после операции © .com

6-летний мальчик умер после операции по удалению аденоидов, которая проходила в клинике «КИМ». По факту гибели маленького пациента возбуждено уголовное дело…

Жителей Саранска шокировала гибель 6-летнего мальчика после удаления аденоидов! Операцию в частной клинике «КИМ» 6 февраля проводил 42-летний опытнейший специалист Константин Ермин. Но потом юному пациенту стало плохо. Его отправили на скорой помощи в Детскую республиканскую больницу, но спасти жизнь не удалось. Мальчик скончался от отека головного мозга.

Правоохранительным органам об этой трагедии стало известно от корр. «С». Была организована доследственная проверка, по результатам которой возбудили уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения должностных обязанностей» (до 3 лет неволи). Расследованием займется отдел по особо важным делам Следственного комитета РМ.

Подробности трагедии выясняла Алена Нестерова.

На видеокадрах, снятых за две недели до трагедии, улыбчивый темноволосый мальчик находится в соляной пещере. Считается, что такие сеансы крайне полезны для здоровья. Особенно при проблемах с дыханием. Павлику Ильину (имя и фамилия изменены) мешали дышать увеличенные аденоиды. Поэтому его и водили в «пещеру» с морской солью.

Вот только маленьким непоседам в отличие от взрослых сложно релаксировать в течение получаса. Поэтому Павлик взял с собой игрушку — ​морского конька Цезаря. «Я желаю, чтобы в соляной пещере было много радости, — ​говорит Павел на видеокамеру.

 — ​Чтобы дети были радостны… (Взрослый голос за кадром подсказывает о том, что надо пожелать еще здоровья) Чтобы все были здоровы!» Вероятно, соляные сеансы и другие методы лечения не решили проблему. Поэтому пришлось прибегнуть к хирургическому вмешательству. За консультацией обратились в Клинику инновационной медицины (КИМ).

Ребенком занимался Константин Ермин. Его считают местным светилом оториноларингологии. Кандидат медицинских наук проходил профессиональную подготовку в Москве, Санкт-Петербурге, Казани и немецком Штутгарте. Он из династии врачей. Мама является известным специалистом в той же области. У специалиста большой опыт.

Он много лет проработал в государственном медицинском учреждении. Рассказывают, что причиной увольнения стали интриги бывших коллег, которые не простили профессионального успеха.

Констатин Ермин считается одним из лучших врачей оториноларингологов в Мордовии

Ермин является генеральным директором и соучредителем этой частной клиники. Его партнеры — ​предприниматели Михаил и Дмитрий Исаевы. Бизнес оказался довольно прибыльным.

Руководители медучреждения расширили спектр услуг и начали приглашать ведущих специалистов со всей России… На рекламных баннерах КИМа заманчиво обещают удалить аденоиды при помощи холодной плазмы за 10 минут. Без всякой боли. Этот метод считается практически «бескровным». Удовольствие недешевое.

На операцию, осмотры и наблюдения по отзывам пациентов уходит порядка 30 тысяч рублей. Но для здоровья ребенка ничего не жалко. Вероятно, так думали и родители Павла. После консультации было принято решение об операции. Ее назначили на 6 февраля. Ничто не предвещало беды, все шло по плану.

Подготовка, сбор анализов, оформление документации. В назначенное время аденоиды удалили. Маленького пациента перевели в палату. Но примерно через 40 минут Павел почувствовал себя плохо… Отек головного мозга. Клиническая смерть.

На «скорой» мальчика доставили в реанимацию Детской республиканской больницы, но стабилизировать состояние не удалось. Мальчик скончался. Для всех участников этой истории это стало страшным шоком. Процедура по удалению аденоидов считается одной из самых безопасных. И вдруг летальный исход…

Клиника инновационной медицины пользовалась большой популярностью среди горожан © Столица С

«Не стало моего ангелочка, моего сыночка, — ​написала на своей странице «ВКонтакте» мама мальчика. — ​Всю боль не выразить словами. Сердце просто разорвано. Покойся с миром, мой родной, пусть земля тебе будет пухом.

Любим, помним, скорбим…» Для возрастных родителей Павлик был поздним счастьем. Долгожданным. Единственным. Любовь, ласка, внимание достались ему в таком объеме, что хватило бы на троих. Родители — ​обеспеченные люди. Отец работает в автосервисе, у мамы — ​арт-мастерская. Павлик ни в чем не нуждался.

На будущий год собирался идти в первый класс. В последний путь его проводили 8 февраля. «Дорогие мои! Сегодня мы похоронили нашего ангелочка! — ​пишет на своей странице мама мальчика.

 — ​Мы от всей семьи хотим выразить благодарность всем-всем, кто разделил с нами это горе! Низкий вам поклон, добрые люди! Пусть вас обойдет стороной беда! Берегите своих детей. Еще раз всех благодарим!»

Проблема

Аденоиды — ​патологическое разрастание лимфоидной ткани носоглоточной миндалины, чаще всего возникает у детей в возрасте 3–10 лет. Сопровождается затруднением свободного носового дыхания, храпом во время сна, гнусавостью голоса, постоянными насморками. К тому же аденоиды словно губки впитывают вирусы и бактерии.

Все это приводит к бесконечным простудным заболеваниям из разряда «неделю ходим в детский сад — ​месяц сидим на больничном». Увеличенные аденоиды чреваты и воспалениями в среднем ухе. Страдает и речь ребенка, становится невнятной. Более того, аденоиды способны испортить и самое хорошенькое детское личико. Они нарушают развитие лицевого скелета.

Нижняя челюсть становится узкой, удлиняется, рот все время открыт, лицо становится одутловатым. Во внешнем виде проявляется некоторая «заторможенность». Если аденоиды двух первых степеней еще как-то поддаются безоперационному лечению, то при третьей показано только хирургическое вмешательство. В противном случае разовьется глухота и будут мучить головные боли.

Но нет никаких гарантий, что после операции они не вырастут снова. Гуру детского здоровья доктор Олег Комаровский не раз высказывался на эту тему. «На увеличение аденоидов в большинстве случаев указывают храп и повторяющиеся отиты, — ​говорит специалист.

 — ​Нужно выяснять причину — ​что привело к гипертрофии небных миндалин? Каковы условия жизни ребенка дома и в детском саду? Какова частота ОРВИ, как они лечатся? Нельзя добиться успеха только одной операцией! Но родители сплошь и рядом упорно не желают ничего менять в образе жизни и отношении к болезням.

Когда лично я анализирую причины неудачных операций, так на первом месте в большинстве случаев оказываются перегрев, перекорм, частые ОРВИ и неадекватные параметры воздуха в помещении. Также с огромной грустью и сожалением должен признать, что очень распространенной причиной ситуации, когда операция не приносит эффекта, является коммерциализация медицины.

Дело в том, что хирургическое вмешательство стоит дороже, чем консервативное лечение. Отсюда гипердиагностика и никому не нужные заведомо неэффективные операции. Каждый современный врач знает совершенно конкретный список показаний к удалению аденоидов. Какие они? Например, полное отсутствие носового дыхания, нарушение сна, остановки дыхания во сне, рецидивирующие отиты, некоторые болезни нижних дыхательных путей».

Новость о гибели ребенка вызвала широкий общественный резонанс. В группе «Столицы С» в социальной сети «ВКонтакте» родители делились своими впечатлениями от операций, сделанных в Клинике инновационной медицины. У большинства все прошло нормально. Некоторые полностью встали на сторону Ермина и его коллег и даже пытаются бросить тень на родителей погибшего Павла.

Пишут, будто они жестоко обращались с мальчиком. В связи с этим на странице «Столицы С» «ВКонтакте» его мама обратилась ко всем со следующим посланием: «Уважаемые товарищи! Нашему сыну было 6 лет. Он был единственный и долгожданный, у него было все самое лучшее. Кто говорит гадости обо мне — ​Бог вам судья. Я очень прошу прекратить обсасывать эту тему. Всем спасибо за поддержку».

Другие случаи

В 2011 году в Ставрополе 3-летний малыш не пришел в себя после операции по удалению аденоидов, которую делали под общим наркозом. В Ростове у 5-летней пациентки началась аллергическая реакция на «Ледокоин». Девочку спасли. В 2014 году в нижегородской клинике «Александрия» погиб 6-летний Георгий. Тоже не выдержал наркоза.

В марте 2017-го в Санкт-Петербурге у 6-летнего Максима остановилось сердце. Ему тоже удаляли аденоиды. Во всех этих случаях проблема была в общем обезболивании. Хотя раньше во время таких операций применяли местную анестезию. Наверное, поколение взрослых, которым это делали 20 лет назад, помнят, как это больно, страшно и кроваво.

Но тот же доктор Комаровский советует родителям хорошо подумать, прежде чем соглашаться на общий наркоз. «Риск может быть сведен к минимуму, современные препараты это вполне позволяют, — ​отвечает доктор на своем интернет-портале. — ​Что для этого надо? Высококвалифицированный анестезиолог, который дружит с высококвалифицированным отоларингологом, и труд обоих хорошо оплачивается.

Просто? Да, но на первый взгляд… Тем не менее, лично я, проработав 10 лет анестезиологом-реаниматологом, прекрасно зная, что грамотный современный общий наркоз практически безвреден и безопасен, своего ребенка отправил бы мучиться без него.

Потому, что бывают совершенно не прогнозируемые случаи внезапных осложнений — ​пусть один на 10 тысяч… Но я лучше буду слушать, как ребенок плачет, и быть в уверенности касательно того, что он дышит, двигается, расстраивается и вредничает — значит, живет!»

Следствие

Удивительно, но факт! Правоохранительные органы узнали о гибели ребенка от корр. «С». Медучреждения об этом инциденте им не сообщили. «Мы не обязаны докладывать о смерти каждого пациента, — ​говорит главный врач Детской республиканской больницы Олег Солдатов. — ​Ставим в известность, если есть криминал». В случае с Павликом такого не заподозрили.

Сразу вспоминается соглашение, заключенное между минздравом РМ и Следственным комитетом РМ, в рамках которого медики обещали сообщать о смертности детского населения… Правоохранители провели доследственную проверку по факту гибели мальчика.

8 февраля было возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей». Заниматься расследованием будет отдел по особо важным делам. Его сотрудникам придется установить все обстоятельства случившегося. Причины, которые привели к летальному исходу, пока не известны.

Есть ли в этом вина Константина Ермина или врача-анестезиолога? Сотрудники КИМа и Детской республиканской больницы от комментариев воздерживаются…

Сейчас медицинское сообщество гадает, останется ли после этого скандала на плаву частная клиника или нет. Одни считают, что поток пациентов никуда не денется, так как других специалистов в Саранске все равно нет.

А другие вспоминают историю саранского пластического хирурга, пациентка которого умерла после операции по подтяжке живота. Ее родственники претензий к нему не имели. Но дальнейшая практика не задалась. Хирургу пришлось переехать в другой регион.

Что касается деятельности Клиники инновационной медицины, то здесь вызывает опасения одна деталь.

Если в ее помещении проводятся операции, то почему нет отделения реанимации? И почему контролирующие ведомства не обратили внимания на этот момент? Согласно закону медучреждение может получить лицензию на проведение хирургических операций, если в нем оборудована палата интенсивной терапии…

Источник: https://stolica-s.su/news/incident/116613

«Аденоиды, миндалины и правило семи дней»: ответы на главные вопросы о затянувшейся детской простуде

После аденотомии у ребенка болит шея

Не секрет, что дошкольники болеют чаще, чем взрослые. С трёх до семи лет походы в детский сад прерываются детскими больничными и перерывами на простуды. Родители часто жалуются, что как только ребенок пошел в садик, началось т.н. хождение по мукам, бесконечные насморки, кашель и больничные.

Возникает извечный вопрос, кто виноват и что с этим делать? Если частые простуды мешают вам и ребенку жить нормальной жизнью — это повод показаться отоларингологу.

Newslab попросил Лилию Ланкину — оториноларинголога высшей квалификационной категории Красноярского института травматологии — ответить на главные вопросы о частых детских простудах и их последствиях.

Только за две первые недели 2019 года на территории Красноярского края заболеваемость ОРВИ и гриппом составила 35,7 на 10 тыс. населения. Чаще всего в эпидемический процесс вовлекались дети до шести лет.

В дошкольном возрасте формируется естественный иммунитет ребенка — дети обмениваются инфекциями. Пока ребенок сидит дома и не контактирует с детьми, его иммунная система находится в спокойном состоянии, как только он выходит в свет — начинается обмен инфекциями. При этом не водить ребенка в детский сад — не выход. Ребенок должен расти в социуме и обмениваться в том числе и инфекциями.

«Это приобретение так называемого иммунного багажа. Ребенок знакомится с внешней средой, контактирует с инфекциями и приобретает иммунитет.

Другой разговор, что в условиях детского сада этого «багажа» бывает слишком много.

Когда мамы приходят ко мне на прием, они обычно говорят: «Я не знаю, что делать — мы два дня ходим в детский сад, а две недели сидим дома», — рассказывает ЛОР врач Красноярского института травматологии Лилия Ланкина.

Как отмечает доктор, во многом реакция на инфекции определяется, в том числе и исходным уровнем иммунитета. У ослабленных детей — выкормленных не грудным молоком, недоношенных, с задержкой развития — риск заболеть выше. В эту группу входят и дети-аллергики. Однако если ребенок более часто и больше семи дней — это тревожный знак.

А как работает иммунная система?

Функцию местного иммунитета, если мы говорим о респираторных инфекциях, выполняют органы носоглотки — это лимфоглоточное кольцо Пирогова-Вальдейера, куда входят органы носоглотки (аденоиды и миндалины). Их задача — защитить организм от дальнейшего распространения инфекции, поэтому они увеличиваются в размерах, как только ребенок заболевает.

Когда инфекция побеждена, миндалины и аденоиды должны вернуться в нормальное состояние, но так происходит не всегда:

«У детей нет такого иммунитета, как у взрослых, поэтому если ребенок ходит в садик и цепляет одно заболевание за другим, аденоиды увеличиваются, чтобы локализовать инфекцию, но не успевают сократиться. В определенный момент это может стать показанием для их удаления», — уточняет Лилия Сагидулловна.

У затяжных простуд могут быть осложнения?

Да, например, экссудативный отит, который называют также «немым отитом». Он протекает не как классический острый отит, который сопровождается болями. Основным симптомом является снижение слуха, а иногда ребенок может жаловаться, что у него в ухе что-то будто разлипается.

«Как правило, мамы сразу понимают, что с ребенком что-то не так. Вы общаетесь с ребенком, а он вас не слышит. Вы к нему обращаетесь из другой комнаты — он не слышит. Еще один повод для беспокойства — ребенок громче начинает смотреть мультики. Это может говорить о снижении слуха — в этом случае ребенка обязательно нужно показать врачу», — поясняет Лилия Ланкина.

Опытный оториноларинголог отправит к сурдологу для подтверждения диагноза. Если экссудативный отит существует давно, то, возможно, придется делать операцию на среднем ухе — шунтирование, чтобы эвакуировать скопившуюся жидкость. Именно она мешает уху работать нормально.

Сбой в работе одного из главных органов развивается по следующему сценарию: аденоиды вырастают из-за постоянных болезней, закрывают устье слуховой трубы с одной стороны, в барабанной полости появляется вакуум и начинает меняться давление, из сосудов конденсируется жидкость — плазма, которая постепенно затапливает барабанную полость, и слух снижается.

В каких случаях аденоиды нужно удалять?

Если у ребенка постоянно заложен нос, он гнусавит, периодически храпит, дышит преимущественно ртом, нередко это сопровождается выделениями из носа, часто гнойными, — все это должно насторожить родителей и стать поводом для посещения ЛОР-врача. Самое серьезное, чем может грозить несвоевременное решение данной проблемы — развитие у ребенка глухоты и задержка нервно-психического развития.

«Для любой операции нужны показания — абсолютные и относительные. Абсолютным показанием к аденотомиии (удаление аденоидов) являются проблемы со слухом и формирование аденоидного типа лица — это деформация лицевого скелета под воздействием частого ротового дыхания.

Верхняя челюсть становится более глубокой и выдается вперед, а нижняя развивается хуже. У таких детей как правило „французское“ произношение, потому что звуки образуются исключительно в носоглотке.

Врач понимает, когда нужна операция», — рассказывает ЛОР врач клиники КИТ Лилия Сагидулловна.

В случае постоянно повторяющихся простуд врач не назначит операцию сразу. Сначала ребенка будут лечить консервативно, то есть с помощью таблеток, капель и других препаратов.

Как проходит операция?

Операция длится около 40 минут, чаще ее проводят под общим наркозом. Хирург контролирует свои действия эндоскопом, то есть видит все, что происходит в носоглотке. Есть несколько методов аденотомии — холодноплазменный, радиоволновой, шейверный — все они подходят, но самое главное — это мастерство хирурга.

Как уточнила Лилия Ланкина, после операции ребенка переводят в палату и наблюдают в течение нескольких часов. Затем отпускают домой, а на следующий день просят показаться врачу. Рекомендации после операции — щадящая диета, чтобы еда не царапала горло, временный отказ от бань и саун. Вернуться в детский сад можно через неделю.

А когда удаляют миндалины?

И аденоиды, и миндалины — это родственные органы из лимфоидной ткани, которая одинаково реагирует на воспаления. Если миндалины чрезмерно увеличатся, их нужно частично резецировать (полностью миндалины не удаляют никогда).

Иногда хирург проводит эту операцию вместе с аденотомией — иначе есть вероятность, что миндалины, в случае, если их не трогать, возьмут на себя функцию аденоидов и через полгода увеличатся так, что придется делать новую операцию.

Есть какие-то последствия от операции для иммунитета ребенка?

«Могу сказать, что большая часть родителей отмечают, что ребенок перестает болеть слишком часто. Особую категорию пациентов могут составить дети-аллергики или те, у кого развивается бронхиальная астма.

Бытует мнение, что удаление аденоидов и миндалин может привести к „дебюту“ бронхиальной астмы. По своему опыту скажу, что прямой зависимости нет.

В жизни ребенка ничего не меняется, поэтому бояться операций не надо», — уточняет Лилия Ланкина.

Хорошо, а как лечить ребенка, если он болеет?

Соблюдать рекомендации врача. задача — максимально быстро локализовать инфекцию.

«На мой взгляд, залогом успеха является своевременное и адекватное лечение ребенка. Ведь каждая мама знает, когда ребенок начинает заболевать, и именно в этот период весьма полезными будут противовирусные препараты в первые три дня болезни. Назначение сосудосуживающих препаратов в нос тоже является вполне обоснованным для снятия отека слизистой полости носа.

В обществе бытует мнение, что это зло, родители говорят „так от них же зависимость“. Однако зависимость — это когда вы принимаете их свыше двух недель, а мы говорим об острой ситуации, когда нужно снять отек, и сосудосуживающие препараты с этим прекрасно справляются.

Не надо их бояться, если вам их назначил врач», — уточняет оториноларинголог Красноярского института травматологии.

В каких случаях ребенка нужно показать специалисту?

Для похода к лору есть несколько поводов:

  • снижение слуха;
  • развитие отита на фоне простуды;
  • детский храп;
  • частые респираторные инфекции.

Интернет-газета Newslab.ru

ООО «КИТ», ОГРН 1152468032826, ЛО-24-01-003736 от 31.08.2017, выданная Министерством здравоохранения Красноярского края.

Источник: http://newslab.ru/article/878085

Эндоскопическая аденотомия – отзыв

После аденотомии у ребенка болит шея

Решение было принять принять очень непросто. Хочется же верить в чудо. Само собой и авось. Тем более, что один доктор пообещал, что так может случиться, если годами заливать нос гормонами и прочим недетским.

И было мнение другого врача, с огромным практическим опытом. И результаты эндоскопических исследований, после которых стало ясно, что консервативное лечение в нашем случае бесполезно.

А дышать всё же нужная функция для организма.

Кстати, прежде чем соглашаться-отказываться на то же консервативное или оперативное лечение, я настоятельно советую сделать одну очень простую и очень неприятную процедуру – эндоскопическое исследование носоглотки (здесь отзыв на экзекуцию, советы по подготовке, мне просто лень пересказывать одно и тоже).

Всё же в 21 веке живем. Ни один рентген или осмотр на зеркалах даже у самого лучшего врача не даст полной картины. Очень важно оценить именно цвет аденоидов.

Консервативному лечению поддаются красные (воспаление) и фиолетово-синие (аллергия), а вот бледно-розовые, тем более перекрывающие полностью носоглотку, что ребенок не может в принципе дышать носом…

Подготовка к эндоскопической аденотомии.

Я решила делать операцию в Морозовской больнице. Привычно там мне уже, да и врачи очень хорошие. Кроме того, иссечение лишнего происходит не вслепую, дополнительно лазером прижигается. Изначально планировала делать бесплатно, но.

.. Но снова очереди. И не месяц, не два. Да, отказываются от плановых операций часто, дети всегда умудряются заболеть. Как и мой ребенок. Проще и быстрее делать платно. Хотя уже на этапе подготовки к операции я начала психовать.

список анализов для эндоскопической аденотомии.

Операция проводится под общим наркозом, так что список анализов внушительный, везде сроки годности. Изначально пыталась сдать бесплатно хоть местами. Но, увы, 3 раза переносили операцию, дочка 4 раза успела заболеть. Если кратко.

Сдали всё и местами даже бесплатно. Заболели. Переносим. Лечимся. Половина анализов просрочена. Пересдаем. Уже платно всё, чтобы успеть. Заболел ребенок. Пересдаем опять платно уже всё заново по списку кроме пунктов 5, 6 и 10.

Часть анализов плохие, пересдаем. Все хорошо.

Понедельник. Вдруг 38,7 температура, операция в пятницу. У меня уже истерика. В субботу истекает срок годности пункта 5, а потом и всех остальных кроме рентгенографии и группы крови.

А у меня доча врачей адски боится, даже УЗИ сердца еще та война была, молчу про сдать кровь…

А еще есть личности, которые любят нагнетать обстановку своими “Аня, задумайся, общий наркоз, ты два раза переносила операцию, а вдруг это знак свыше?” Тьфу! Поплакала, дала жаропонижающее.

Во вторник ребенок просыпается как ни в чем не бывало. Что это было – я так и не поняла. Ни соплей, ни кашля, просто скачек температуры. Решила – будь, что будет, на всякий случай не отменила, продолжила давать лекарства для подготовки перед операцией. Заболеет – отменю.

Да, перед операцией необходимо было пропить лекарства – аскурутин и дицинон, обработка носоглотки мирамистином 3 раза в день. Тут так же не сильно успешно. С дицинона дочь тошнило.

Хоть ты тресни, выпивает с соком, через минуту тошнит. Перебрав несколько вариантов мимикрии лекарства под обычную пищу, я просто забила. Заодно и аскурутин перестала давать. Моем нос. Мой совет – включить логику, если у ребенка не идут лекарства.

На всякий случай спрячу свою логику в цитату:

Аскурутин хорошо укрепляет стенки сосудов, но так же точно он и еще неплохо разжижает кровь.

Для нейтрализации последнего ненужного эффекта перед операцией и применяется дицинон, так как он имеет свойство загущать кровь.

Если пить в связке, то мы укрепляем сосуды, но при этом кровь не становится жидкой. Мы же не хотим дополнительных проблем с кровотечением неожиданным при операции? Оно нам нужно?

Именно по этой причине, если пьется аскурутин перед операцией, то только вместе с дициноном. Если пить только аскурутин, то кровь будет слишком жидкой. Если пить только дицинон, то кровь станет слишком густой, а это очень плохо для сосудов, про тромбы знаете же. Так что либо пить по схеме и вместе, либо просто оба не пить.

День Х.

С утра пораньше приехали сдаваться. Очень важно, ребенка не кормить, даже просто воды нельзя давать. Для сердобольных, которые переживают, что диточка похудеет не покушав полдня или умрет от жажды.

Знаете, человек без еды может прожить до 40 дней, без воды – до 7 суток. Полдня без еды и воды тяжело, но лучше так, чем во время медикаментозного сна иметь риск захлебнуться собственной рвотой.

Тут вот расставить приоритеты нужно.

Моя малоешка по поводу отсутствия завтрака вообще недовольства особого не выразила. Это было скорее “еее!!! Кашу не заставили есть, из игрового автомата нечто розовое резиновое еще купили по первому писку, а жизнь-то налаживается!”.

А вот без воды было сложнее, так как мы обе водохлепки еще те. Пока сидели в очереди на госпитализацию дочка при виде женщины с бутылочкой воды вспоминала, что пить хочет, а потом быстро отвлекалась.

Но я как бы тоже не ела и не пила, воду в непрозрачном пакете среди вещей не показывала. Оплатила в кассу денюжку.

После оформления мы пошли уже в главное здание. Медсестра заполнила документы, дала ключи от нашего бокса. Кстати, посуду с собой тащить у меня не было смысла, еду приносят, всё в контейнерах, с ложками-вилками, попить. Отдельно для взрослых, отдельно мягкое для детей, вполне даже и вкусное всё. Я попросила нам еды до операции не приносить, нечего соблазнять.

Почти сразу пришел пришел анестезиолог. Поговорили. Честно рассказала, что за 5 дней до этого подскочила температура.

Ругался, вспоминал, что во времена его молодости не допускали до операции раньше, чем через месяц, если ребенок болел. Да я вас сейчас разверну и всё такое. Я спорить не стала. Систему знаю.

Никуда не развернет здорового сейчас ребенка, который еще и оплачен. А вот анестезию с учетом новостей подшаманит.

Я советую, от анестезиолога ничего не скрывать. Грешно же. Тут он предупрежден, рассчитывает дозу исходя из состояния ребенка, анамнеза. Пусть даже ерунда и ругать может, но скрывать себе дороже. Это для вас ерунда, а ему важно. Медикаментозный сон штука сложная. Дальше сказали ждать, нас пригласят.

Я успела немного разобрать вещи, включить оба обогревателя. Меня просто сильно трясло, тошнило, голова кружилась. От голода так бывает и на нервной почве. Пришел врач, сказал готовится, некоторые организационные моменты проговорил, уточнил анамнез. За 10 минут медсестра предупредила, что ребенка нужно подготовить – заплести волосы, переодеть.

Возле двери в предбаннике была полочка с одеждой одноразовой по размерам. С дочкой выбрали ту, которая ей нравится. Но в последний момент мыша передумала, как увидела каталку, и понеслись ёжики по кочкам…

В идеале, дочку с заплетенными волосами и в одноразовой сорочке я должна была положить на специальную каталку, где лежало одеяло, которое похоже на обычный спальный мешок, но веселенькой расцветки, поцеловать, а ее покатить в операционную…

В результате вышло иначе. У дочери истерика, на ней трусы и легкая кофта, какой там лечь, переодеваться не хочет, вцепилась в меня. Медсестра напомнила о времени. В общем, каталку покатили в операционную, я с дочкой на руках следом.

Дальше операционная. Две медсестры просто отдирали ребенка от меня. Визг. Ор. Звон в ушах. Надо дочку в хор отдавать, прекрасное первое сопрано, сильное, животом. Думала, что унесут вместе с моими ушами.

Дверь закрывается. Я слышу визг, уговоры понюхать, чем маска пахнет. Дальше тишина. Аж в ушах зазвенело. Я стараюсь дышать и не сползать по стенке. Врач просит отойти чуть в сторону от двери. У меня мозг просто отключился.

Вышла медсестра, сказала идти в палату и ждать. Дальше плохо помню. Я шла куда-то, заблудилась, паника, что дочку прооперировали, привезли в палату, а меня нет… Обратилась к персоналу, который посчитал нехорошим моё состояние.

А мы же в больнице, чего давление не померить и что-то не вколоть на всякий случай.

Я во времени просто потерялась. По моим ощущениям, целую вечность дочка плакала, отказывалась от маски, а потом пару минут я с медсестрами общалась и дорогу обратно искала. Мне казалось, что прошло 10 минут буквально. Я смотрю на время и мне становится страшно.

Операция в 12 должна была начаться. Делать полчаса, максимум, минут 40. На часах – 13.20. Наш бокс. Я есть, колготки розовые на полу валяются. Где мой ребенок????? Операция должна была длиться 40 минут, но возникли сложности определенные, так что дело на чуть растянулось. Привезли мою мышу. Дышит. Живая. Я ватку с нашатырем нюхаю.

Сразу после операции дочку положили на кровать, одноразовая пеленка вместо подушки. Подушками обложить сказали всё вокруг, чтобы ребенок случайно себя не покалечил. Проснуться должна была через час. Я рядом присела.

Она первые минут десять пыталась на колени встать, идти куда-то. Еще про розовую лошадь активно рассказывала… Но потом просто уснула на животе. Я сидела рядом, гладила, а потом глаза сами собой стали закрываться.

Последнее помню, что селфи сделала зачем-то и отправила мужу.

Всё хорошо))

Выход из наркоза.

Не буду рассказывать, какая я хорошая мать. Мне снится сон, вдруг меня трясут. Открываю глаза. Врач. Пришел через два часа проверить ребенка. Как же мне стыдно было! Мать и дрыхнет. Доча тоже проснулась, резко колени к подбородку, от врача на другой край кровати. Глаза стеклянные, рефлексы рулят.

Все из наркоза выходят по-разному. И дети, и взрослые. Там сознания нет, только бессознательное выбивается и рефлексы. Кто-то орет, кто-то пытается сбежать, а кто-то просто отсыпается. Это реально индивидуально. Не угадать. Да, от медикаментов зависит, но не общее поведение, а степень.

Моя дочка наркоз общий переносит хорошо, выходит без проблем особых. У нее идет, как отпускает немного, адская движуха с желанием поговорить, потом уснуть, потом жор сильный. Нам врач сказал, что надо дать попить пару глотков хоть того же чая. Дальше смотреть. Либо тошнит, либо нет. Если тошнит, то медсестру.

Доча с жадностью выпила пару глотков чаю (я ей специально кружку маленькую взяла, туда пить наливала, иначе же выпьет и всё из стаканчика, а мне потом с рвотой бороться). Подождала полчаса. точно не тошнит. Дала еще пару глотков. потом чрез 10 минут. И еще 5 глотков. На столе нашла полдник и остывший обед. Подогрела в микроволновке бульон.

Я советую после наркоза губы гигиеничкой намазать и всем. Просто от сухих губ пить хочется еще больше, а так организм можно чуть обмануть. Еще момент. Даже если ваш ребенок хорошо перенесет наркоз, то поить и кормить не нужно сразу. По чуть-чуть и часто. Иначе просто вырвет. А потом же тяжело остановить запущенное. Проще не искушать.

За несколько часов по паре ложек суп дочка съела Чиёрт, уже ужин принесли. Требовала всё и сразу отдать. Я не спорю, что очень сложно морально не давать ребенку пить и есть, когда он просит. Особенно ребенку, который в принципе никогда не просит кушать. Но тут нужно включить здравый смыл. Проще каждые 10 минут да ложку, чем накормить и потом сутки рвоту глушить и выходить из этого.

Итого. Пару раз обе провались в дремоту. Сильно хотелось есть-спать-пить. Ели-пили каждые 10 минут по столовой ложке. Под утро заснули беспробудно обе. Доктор на осмотре разбудил.

Выделений из носа почти не было. Буквально первые пару часов сукоровица из носа капельками выделялась. Но чуть-чуть. Но на всякий случай “бабочку” на руке оставили до утра..

после операции Эндоскопическая аденотомия

После эндоскопической аденотомии.

На второй день нас выписали. По ребенку так было и не сказать, что делали что-то и под общим наркозом. Аппетит хороший, хамит в штатном режиме, про операцию и не помнить. Самочувствие хорошее. Я делаю всё по памятке от врача. А вот на 5-ый день…

Эндоскопическая аденотомия после

Ровно в 12 дочка жалуется на боль. Шея-горло. Аж ревет. Для справки, моя мыша вообще не рыдает, даже если колено в мясо разбито. Ревет от злости или от очень сильной и резкой боли.

Я шею просто мазала ей гелем и обезболивающее давала. Отпускало на время. Потом визг. На 7-ой день прошло. Дальше восстановление.

К ЛОРу попали через полторы недели. Сказала, что все хорошо. Чуть скорректировала схему ухода. Ещё маслом облепиховым нос капать, чтобы корочки размокали и выходили. Кстати, с маслом запах ещё ушел тошнотворный. Чистить нос так же было под запретом, сами должны выходить, без помощи.

Через месяц снова к ЛОРу, всё отлично, можно в сад)))

Сколько стоит эндоскопическая аденотомия?

Эндоскопическая аденотомия

В морозовской больнице. По идее, всего 12 тысяч. Сама операция. Еще наркоз. Еще палата платная. Еще и гистология (3400 рублей выходит). Еще и сколько анализы (около 8 тыс на то, что годно 14 дней, остальное примерно 1000-2500 за штуку)…

Точную цифру не скажу. Всё индивидуально. Даже если не переносить операцию, не болеть, то сумму не сильно маленькую надо выложить. Если активно болеть, то каждый раз обойдется список анализов примерно в 15 тыс. Дальше считайте сами.

Итого.

Да. Болеем как обычно. Но не месяц. Неделя всего!!!! Простите, но для меня результат. Еще дочка может дышать носом.

Да, страшно, но и поискать ребенка гормонами годами, болеть по месяцу – это издевательство. Без нормального дыхания и с постоянным воспалением в носоглотке очень много проблем может пойти, от осложнения на слух до задержки общего развития.

Да, возможно, вырастут еще аденоиды. Пока радуюсь. что хуже не стало. В же решайте сами.Я не могу советовать. Помогло. Стало гораздо лучше.

Спасибо за внимание, надеюсь, что отзыв для вас полезным окажется)))

Источник: https://irecommend.ru/content/kogda-adenoidy-3-ei-stepeni-u-rebenka-i-lechenie-ne-pomogaet-delali-adenotomiyu-v-morozovsko

Удаление аденоидов у детей

После аденотомии у ребенка болит шея

Зачем ребенку аденоиды, что будет, если их удалить и как это связано с ухудшением слуха у детей. На часто задаваемые вопросы отвечает врач сурдолог-оториноларинголог медицинского центра МастерСлух™ в Сочи Евгений Буданов.

Аденоид — единая масса лимфоидной ткани, расположенная там, где нос сообщается с верхними отделами глотки. Это место у человека называется «носоглотка». И хотя большинство людей говорят «аденоиды», так, как будто их несколько, на самом деле – аденоид только один.

Аденоид (другое название носоглоточной миндалины) — часть иммунной системы человека. Роль его в том, чтобы помогать ребенку с раннего возраста бороться с болезнетворными микроорганизмами, прежде всего -бактериями и вирусами.

По сути, это локальный иммунный орган, который «обрабатывает» антигенную информацию от чужеродных организмов, поступающих с воздухом через нос и рот, а также при глотании с жидкостью и пищей.

Он помогает организму распознавать различные виды микробов, чтобы лучше с ними бороться при повторном контакте.

«Главную роль» аденоид играет до 7-8 лет, дальше его функционал существенно уменьшается. А в подростковом возрасте — прекращается полностью.

Аденоид лишь малая часть «периферической иммунной системы. У человека есть много других надежных способов научиться распознавать чужеродные микроорганизмы.

Дети, у которых удален аденоид, или даже небные миндалины (гланды), в среднем, болеют не чаще, чем другие дети. На самом деле, удаление аденоидов ведет к уменьшению частоты и тяжести ряда заболеваний, таких, как рецидивирующие инфекции носа, пазух носа и ушей.

Если же речь идет о часто повторяющихся насморках, то на подобные случаи влияет не только (и не столько) состояние аденоидов. Но и общий иммунный статус ребенка, социальные факторы, курение в семье, посещение детского сада и т.д.

У некоторых детей периодически возникают инфекции носа с густым зеленым или желтым отделяемым. Такой насморк проходит после приема курса антибиотиков, но вскоре возобновляется после их отмены.

При отсутствии или недостаточном лечении, это может привести к хроническому воспалению пазух носа — гайморовых или «верхнечелюстных».

Удаление аденоида, в таком случае, может помочь решить проблему. Но не предотвратит в будущем насморк или воздушно капельные инфекции, которые его вызывают.

Самая распространенная причина аденотомии (удаления аденоидов) — необходимость восстановить носовое дыхание. Связано это с тем, что у некоторых детей аденоид становится слишком большим.

Это вызывает громкий храп, сон ребенка становится беспокойным и поверхностным, с частым пробуждением. Такое состояние называется «задержка дыхания во сне» или «апноэ во сне». Нарушение сна, в свою очередь, чревато проблемами в период бодрствования.

Это изменение поведения: гиперактивность, нарушение внимания, а иногда и недержание мочи.

Гипертрофия аденоидной ткани происходит по разным причинам: регулярные инфекционные заболевания носа, аллергические заболевания (у аллергиков риск повышается на 30-40%), наследственная предрасположенность.

Удаление аденоида (иногда в сочетании с частичным удалением небных миндалин) значительно улучшает дыхание. Гипоксия во сне устраняется, качество сна улучшается, со временем родители замечают, что поведение ребенка меняется в лучшую сторону.

Решение об объеме предстоящего вмешательства зависит также от того, насколько у ребенка увеличены небные миндалины, обычно это сопутствует большим аденоидам. Опыт врача, совокупность жалоб и клинических проявлений, возраст ребенка и другие факторы определяют окончательный вариант хирургической операции.

так выглядит гипертрофированный аденоид

Частые ушные инфекции – распространенное показание к операции. Аденоид расположен рядом с отверстием слуховых (евстахиевых) труб.

Когда одна или обе слуховые трубы заблокированы увеличенными аденоидами, либо отеком в результате их воспаления, это приводит к инфекции в среднем ухе (средний отит) или скоплению жидкости (экссудата) в барабанной полости среднего уха. Ярче всего это проявляется у детей в возрасте 3-5 лет.

Такое состояние называют «дисфункцией слуховой трубы» или «тубарной дисфункцией». Удаление аденоидов делает инфекции ушей и скопление жидкости менее вероятным.

Удаление аденоида (аденотомия или аденоидэктомия) – хирургическая процедура. Выполняется лор-хирургом в операционной, чаще всего под общим наркозом под наблюдением анастезиолога. Существует ошибочное мнение, что эту процедуру можно выполнять амбулаторно, не прибегая к хирургическому вмешательству. Это рассуждение распространяется несведущими в медицине людьми.

Хотя аденоид находится в задней части горла, технология подразумевает удаление через рот с помощью специального инструмента, в том числе – эндоскопического. Также применяют высокотехнологичные методы удаления аденоидов с использованием холодной плазмы, радиоволновой хирургии, лазера. Они позволяют повысить качество удаления аденоидной ткани, предотвращение осложнений и рецидивов.

В отличие от небных миндалин, лор-хирург не может полностью удалить всю аденоидную ткань в задней части носа. Поэтому, существует возможность, что аденоид «вырастет» снова. Если первичная аденотомия была выполнена до 3-х лет, шансы выше. Но подобные случаи встречаются редко.

Ребенок должен пройти медицинский осмотр педиатра или врача семейной практики. Нужно убедиться, что он здоров по общему состоянию и нет противопоказаний как к самой операции, так и к выбранному методу обезболивания. Может понадобиться осмотр стоматолога. В случае аллергических реакций на медикаменты, — консультация аллерголога.

Рекомендуется провести ее как можно ближе к дню операции. Придется сдать анализы крови, мочи, определить группу крови и резус-фактор, оценить свертываемость крови у ребенка и т.д.

В течение трех дней до операции воздержитесь от употребления обезболивающих препаратов на основе ибупрофена (нурофен, ибуфен или аналогов), так как это может повлиять на состояние свертываемости крови. Безопасной альтернативой будут обезболиващие на основе парацетамола (панадол). У них отсутствует подобный побочный эффект.

Для безопасности ребенка важно, чтобы во время анестезии у него был пустой желудок. Поэтому пациента на ночь перед операцией оставляют в стационаре под наблюдением. Очень важно соблюдать все предоперационные правила, касающиеся питания и питьевого режима.

Сама процедура обычно занимает от 20 до 30 минут, в зависимости от выбранного варианта анестезии и удаления. Ребенок какое-то время пробудет в послеоперационном помещение под наблюдением. Это может занять от 45 минут до часа. Когда пациент проснется, его доставляют в лор-отделение. С этого момента родители могут находится рядом с ним.

Дети, обычно, возвращаются домой в тот же день после операции, но в некоторых случаях врач может оставить ребенка в больнице на ночь. Чаще всего, чтобы проконтролировать состояние послеоперационного кровотечения. Если ребенок остается в стационаре на ночь, один из родителей ночует вместе с ним.

Если удалялся только аденоид (не небные миндалины), горло может болеть в течение одного или двух дней после операции. Большинство детей нормально едят и пьют после операции несмотря на это.

При жалобах на боли в шее, горле, затруднение при глотании, можно дать обезболивающие на основе парацетамола. Отпускаемые по рецепту сильные обезболивающие препараты не нужны.

Антибиотики, чаще всего, не назначают. У ребенка может быть повышение температуры в течение 3-4 дней после операции. Это нормально и не является причиной для тревоги. Болезненность шеи, неприятный запах изо рта и храп также возможны. Эти симптомы исчезнут в течение трех недель.

Расстройство желудка и рвота распространены в течение первых 24-48 часов после операции. Если рвота продолжается более двух дней, следует обратиться к лечащему врачу. Следы крови, видимые, когда ребенок после операции чихает или сморкается, не должны быть причиной тревоги.

Если же ребенок кашляет кровью, его тошнит или он выплевывает ярко-красную кровь (сгустки крови), следует немедленно обратиться за неотложной помощью. Такой тип кровотечения встречается редко, но может возникнуть даже через две недели после операции.

Источник: https://lorsochi.ru/stati/udalenie-adenoidov-u-detej/

«во время удаления миндалин у сына сместились шейные позвонки. Врачи этого сразу не заметили и..

После аденотомии у ребенка болит шея

Мама 11-летнего мальчика лишь через месяц с трудом нашла специалистов, которые помогли поставить позвонки на место. Все это время парнишка страдал

Удалить гланды Саше порекомендовали еще в три года. Но мама не решилась — все надеялась, что сын окрепнет и проблемы с горлом не будут беспокоить.

И вот в этом году, после гнойной ангины, врач сказал: «Все, пора! Миндалины постоянно воспалены, аденоиды разрослись. Медлить с операцией нельзя».

Дождавшись, пока в школе начнутся каникулы, Надежда из села, где они живут, повезла мальчика в Боярку, в Киевскую областную детскую больницу.

— Мама осталась ждать в палате, а меня отвели в операционную, привязали к креслу, в рот вставили разные железки и длинной иглой сделали укол в гланды, — вспоминает Саша. — Было очень страшно, но я все терпел. А вот когда доктор резко повернул мою голову, то в глазах потемнело.

Возможно, в тот момент и произошла травма.

— Сашу привели в палату, а через пятнадцать минут забрали: у него началось кровотечение, которое несколько часов не могли остановить, — рассказывает Надежда, Сашина мама. — С самого начала эта операция не задалась. Почти пять часов меня к сыну не пускали.

Когда я наконец увидела его, ребенок был обессилен, просил, чтобы я ему держала голову, так как не мог найти для нее удобное положение. Врач видел это и, как я теперь понимаю, должен был сразу сделать сыну рентгеновский снимок шеи, пригласить грамотного травматолога, чтобы поставить позвонки на место.

Вместо этого нам порекомендовали массажистку и посоветовали Саше больше… крутить головой, чего, как оказалось, категорически нельзя делать.

… В отделении травматологии Национальной детской клинической больницы «Охматдет», куда мама привела ребенка через месяц после травмы, Сашу сразу положили на вытяжение, привесив к голове 3-килограммовую гирю. Устройство — петля Глиссона — крайне неудобное, но очень эффективное. Через неделю позвонки стали на место.

«У вашего ребенка травма ныряльщика?»

– Мальчик поступил к нам с подвывихом первого шейного позвонка, — рассказывает заведующий отделением ортопедии и травматологии Национальной детской клинической больницы «Охматдет» Алексей Бебешко. — Голова была повернута влево, резкая боль при пальпации шейного отдела.

Как это произошло, связана ли травма с операцией по поводу удаления миндалин — сказать не могу. На снимках видно смещение. Пациенту пришлось неделю провести на вытяжении, ему также назначали противовоспалительное лечение. Некоторое время мальчик будет ходить в фиксирующем воротнике.

Дальше понадобится консультация травматолога.

— Я просто поверить не могу, что наши мучения позади! — говорит Сашина мама и пытается восстановить ход событий. — Мы ведь не сидели сложа руки после операции. Да и не могу сказать, что в больнице в Боярке врачи не обращали на нас внимания. Но в этом и трагедия: целый месяц ушел на то, чтобы поставить правильный диагноз и избавить ребенка от боли.

Какой же это профессионализм? Нас смотрел невропатолог, который диагностировал миозит (воспаление мышц) и назначил массаж. Сына отправляли на консультацию к опытному лору в «Охматдет». Лишь через неделю в больнице в Боярке сына осмотрел ортопед. Очередной вердикт медиков звучал так: правосторонняя кривошея.

У Саши рот не открывался, он не мог есть, температура тела поднялась до 38 градусов. Я просила врача, который оперировал сына: «Делайте что-нибудь! Найдите причину такого состояния!» Но он советовал мне попить успокоительные травки и приговаривал: «Все будет хорошо».

И еще говорил, что больница не тюрьма, я всегда могу забрать ребенка, написав расписку, что претензий ни к кому не имею.

Мы разговариваем в скверике «Охматдета». У Нади время от времени на глазах появляются слезы, а Саша просит: «Ну не плачь! У меня уже шея не болит!» Он очень переживает, видя мамины эмоции. «Это слезы радости, — пытается успокоить сына Надежда. — Я ведь женщина, и мне можно иногда плакать».

— Никто из врачей не сказал, что у ребенка есть смещение позвонка, — продолжает Сашина мама. — Либо не могли диагноз поставить, либо не хотели коллегу подвести. На снимке, сделанном в больнице в Боярке, рентгенолог ничего не увидел и написал: «Повреждений нет».

Затем мы дважды за свои деньги делали магнитно-резонансную томографию.

Когда я получала выписку, специалист спросил: «У вашего ребенка травма ныряльщика?» А я ему: «Да он и не купался в этом году ни разу… «Я тогда не знала, что чаще всего подобная травма действительно случается у тех, кто, нырнув, ударяется головой о дно реки.

Мы три раза ездили на консультацию в Киев, в Институт травматологии и ортопедии. А это не близкий свет: от нашего села Дедовщина Фастовского района до Киева больше ста километров. Приходилось нанимать машину. Раньше Сашу никогда не укачивало, а после операции с трудом доезжали — так ребенку было плохо.

По рекомендации профессора из института сын неделю носил мягкий фиксирующий воротник — не помогло, затем ему прописали жесткий, обещали положить на вытяжение. Приезжаем, а профессор уехал и места в детском отделении для нас не нашли. Рекомендуют вернуться в областную больницу… Такое отношение к людям, особенно к детям, мне кажется просто жестоким.

Вот в «Охматдете» — другое дело, помощь оказали сразу.

— Я, как Василий Вирастюк, лежал здесь с гирями на шее, — вступает в разговор Саша. — Это нелегко, но так хотелось поскорее закончить лечение! Сутки совсем не шевелился. Когда мне разрешили на ночь снимать гири, я не согласился: лучше буду спать с ними, чтобы в больнице не тратить времени зря. А теперь шея не болит! Вертится! Правда, резких движений пока делать нельзя.

«Мальчик мог простудить шею, когда ехал в автобусе на операцию»

Главный врач Киевской областной детской больницы Галина Мищерская была в отпуске в то время, когда Саша находился в больнице. Но она ознакомилась с карточкой пациента и не нашла в записях ничего, что могло бы ее насторожить.

— От общего обезболивания во время удаления миндалин и аденоидов мама отказалась, потому что ребенок плохо переносит наркоз, — отметила она. — Я сама лор-врач и знаю, насколько это травматичная операция. Дети во время нее ведут себя по-разному — защищаются, не даются врачу.

Но Саша, как говорят операционные медсестры, вел себя нормально. Да, у него было небольшое кровотечение после вмешательства, но с ним справились. А дальше сделали все, что было в наших силах, консультировали у ведущих специалистов.

Но как случилось, что позвонок у мальчика смещен, трудно сказать.

Доктор, оперировавший Сашу, сейчас в отпуске. Узнав о том, что готовится публикация, он позвонил в редакцию и ответил на мои вопросы.

— Владимир Андреевич, как получилось, что до операции у ребенка с шеей было все нормально, а после нее произошел подвывих позвонка?

— Даже не знаю, — говорит заведующий отделением отоларингологии Владимир Гуцуляк. — Операция проходила под местным обезболиванием. Бывает, если удаляешь аденоиды и боишься, что они упадут в гортань, наклоняешь быстро голову ребенка вперед. Но я не помню, чтобы этому мальчику я так делал…

— И все же вы видели, что с шеей у него не все в порядке?

— Кривошея у ребенка появилась через два дня после операции, что иногда случается, если начинается воспаление на месте удаленных гланд. За всю мою практику (а в нашем отделении проводят до 500 подобных операций в год) лишь дважды были такие осложнения. Я назначил Саше сильные антибиотики и думал, что они помогут.

Неврологи трактовали это состояние как воспаление мышцы (миозит), но вызвали травматолога. Врачи заметили, что у мальчика плохая осанка, сколиоз. На рентгене смещения не было видно. Я даже думал: а вдруг ребенок простудил шею, еще когда ехал к нам в больницу. И еще хочу сказать: когда мальчик был в отделении, он крутил головой туда-сюда.

Можете спросить у сотрудников. Они подтвердят…

— Зачем же понадобилось направлять Сашу в Институт травматологии?

— На консультацию. Кстати, о том, что у него подвывих позвонка, я даже не знал до сих пор. Вот от вас впервые услышал.

Можно считать, что это история со счастливым концом. Кто пострадал? Саша, лишившийся школьных каникул.

Его мама, пережившая нервное потрясение и истратившая много денег на дополнительные обследования, переезды, лечение сына.

Причастные к этому случаю врачи, вылечившие сотни детей, чьи родители относятся к ним с благодарностью. Однако можно ли в данной ситуации назвать их действия правильными?

… Рассказывая о том, как ему делали операцию, Саша по-детски искренне старался не упустить ни одной детали.

— Сидеть привязанным в кресле очень страшно, — говорит мальчик. — Мне вырвали одну гланду, было больно. А потом спрашивают: «Ты знаешь, что у человека есть две гланды?» Я испугался и говорю: «Не знаю». Тогда мне уже стали вырывать и вторую…

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/30156-vo-vremya-udaleniya-mindalin-u-syna-smestilis-shejnye-pozvonki-vrachi-etogo-srazu-ne-zametili-i-dazhe-posovetovali-chtoby-sasha-pobolshe-krutil-golovoj

Страница Врача
Добавить комментарий