Как на снимке выглядит рак легких

Видно ли рак легких на флюорографии: что показывает снимок

Как на снимке выглядит рак легких

Рак легких — распространенное онкологическое заболевание. И одно из самых опасных, потому что нередко проходит с серьезными осложнениями, приводит к летальному исходу.

Мы традиционно считаем, что заподозрить признаки этой патологии поможет флюорография, которая проводится в рамках ежегодных медицинских осмотров.

Но вместе с тем в Сети можно встретить и множество тревожных сообщений, что спустя несколько месяцев после флюорографии у человека обнаружили рак легких в запущенной стадии.

Видно ли рак легких на флюорографии? В статье мы представим полный ответ на этот вопрос.

О заболевании

Неспроста так много людей обеспокоены вопросом, видно ли рак легких на флюорографии. Это распространенное онкологическое образование имеет неблагоприятные прогнозы. Велик риск летального исхода.

Поэтому так важно определить эту онкопатологию на начальной стадии. Она опасна тем, что протекает практически бессимптомно.

Признаки болезни зачастую начинают проявлять себя только на стадии метастазирования опухоли.

Заболевание встречается у представителей обоих полов. Однако все же чаще страдают от него мужчины. Существует целый ряд факторов, провоцирующих рак легких:

  • Курение.
  • Злоупотребление спиртными напитками.
  • Наркотическая зависимость.
  • Неблагоприятная экологическая обстановка.
  • Работа в среде с потенциальными канцерогенами.
  • Генетическая предрасположенность.
  • Употребление продуктов питания, содержащих канцерогены.
  • Радиационное облучение.

По локализации рак легких подразделяется на центральный, периферический и массивный. Последний встречается достаточно редко. А наиболее распространен центральный.

Видно ли рак легких на флюорографии? Это процедура не включена в онкодиагностику. Последнюю составляет следующее:

  • Осмотр пациента.
  • Сбор анамнеза и его жалоб.
  • Лабораторные исследования крови пациента.
  • Инструментальная диагностика. В частности, рентген легких.

Опасные признаки

Покажет ли флюорография рак легких на ранней стадии? Как мы убедимся далее, не всегда. А ведь от малейшего промедления порой зависит жизнь больного.

Коварство онкологических заболеваний легких в том, что даже их первые симптомы не вызывают у человека серьезных опасений. Поэтому так много людей обращаются за помощью к специалистам только при явных признаках онкологии.

Первыми тревожными симптомами в данном случае считаются следующие:

  • Хроническая беспричинная слабость, упадок сил.
  • Кашель непонятного происхождения.
  • Одышка.

Видно ли рак легких на флюорографии? Медики советуют для профилактической диагностики этого заболевания все же обращаться к рентгену легких.

Флюорография — что это?

Рак легких на флюорографии выявить возможно. Но, к сожалению, не во всех случаях. И особенно на ранних стадиях. Так почему же эта методика является распространенной, включена в состав стандартного медосмотра?

Флюорография — быстрый и бюджетный способ исследования легких. Буквально через день уже можно получить результаты. С помощью данной методики специалисты могут выявить опухоли и дисфункции не только в легких, но и в других органах и системах: сердце, диафрагме, костных тканях, прилежащих сосудах и проч.

Также метод ценится за то, что является безболезненным и безвредным. Доза облучения, которую получает при процедуре человек, ничтожно мала. Поэтому нет ничего вредного в том, чтобы проходить эту профилактическую диагностику каждый год.

Что видно на флюорограмме?

Если флюорограмма снята правильно, то по этому снимку опытный специалист может обнаружить следующее:

  • Плевральные воспаления.
  • Отложение кальция в сердечной мышце.
  • Расширение корней бронхов и легких, а также фиброзных тканей.
  • Усиленный сосудистый рисунок.
  • Очаговые тени онкологических опухолей.

Флюорография ценится за то, что с ее помощью можно заметить патологические изменения не только в строении легких, но и всех органов, так или иначе задействованных в дыхательном процессе: сердца, вен, артерий и проч.

Когда рак легких не виден на флюорограмме?

Флюорография выявляет рак легких? Да, но, к сожалению, не во всех случаях. Это связано с серьезным недостатком методики — процедура проводится только в прямой проекции. Поэтому существует ряд факторов, когда при флюорографии не удается распознать опухоль в легких:

  • Новообразование находится в базальных сегментах нижней правой доли органа. Так как их загораживает печень, рассмотреть опухоль специалисту не представляется возможным.
  • Слишком мелкие онкологические очаги.
  • Опухоль расположена слишком глубоко в тканях органа.

Флюорография показывает рак легких на ранних стадиях? Да, но, как вы убедились, не во всех случаях.

Как выглядит новообразование на флюорограмме?

Как выглядит рак легких на флюорографии? Конечно, опухоль на снимке сложно распознать неспециалисту. Квалифицированный доктор может ее заподозрить по следующим признакам:

  • Наличие уплотнения. Чаще всего оно одностороннее, отбрасывает тень. К нему могут примыкать тяжи. При этом заметно, что корни легкого будут несколько расширенными.
  • Тень, которую отбрасывает уплотнение, разной формы. Но чаще всего именно шаровидной. Как правило, она имеет нечеткие края, вокруг нее может быть некоторая «лучистость».

Косвенные признаки

Не всегда на снимке видно новообразование в то время, как рак уже начинает развиваться. Квалифицированный доктор способен заподозрить это заболевание по ряду косвенных признаков:

  • Гиповентиляция (недостаточная вентиляция) легких.
  • Ателектаз легочных участков.
  • Компенсаторное повышение воздушности примыкающих к нему отделов.
  • Дистальное сближение сосудов (оно может происходить за счет сдавливания опухолью).
  • Утолщение стенок бронхов.

Флюорография и рентген — есть разница?

Как мы убедились, флюорография показывает рак легких, но не во всех случаях. Более точный способ инструментальной диагностики этой патологии — рентген.

Рентгенограмму снимают быстрее, чем делают флюорографию. Более того, если вы проходите диагностику в частной медицинской клинике, стоимость рентгена ниже.

Еще один плюс рентгенографии: лучевая нагрузка на пациента тут может быть ниже, чем при флюорографии. К слову, самая высокая доза облучения — при компьютерной томографии. Но преимущество флюорографии в высокой пропускной способности. Из-за быстроты получения результатов процедуры ее и включают в медицинские ежегодные осмотры.

Принцип получения рентген-снимка прост: из лучевой трубки аппарата исходит пучок лучей. Через тело человека, соответственно, они будут проходить в разной степени. Результат отображается на пленке. Из-за свойств наших органов по-разному пропускать через себя рентгеновские лучи получается снимок, напоминающий фото: мягкие ткани серые, воздушные полости — черные, а кости — белые.

Еще два альтернативных флюорографии метода — магнитно-резонансная и компьютерная томография. КТ — более точный метод, так как тело пациента просвечивается рентген-лучами с нескольких ракурсов. Но он гораздо дороже флюорографии и рентгенографии. Доза облучения при КТ гораздо значительней.

МРТ безвредна, так как это воздействие магнитных полей. Но процедуру, опять же, отличает высокая стоимость. Кроме того, к МРТ есть большой ряд противопоказаний.

Цифровая флюорография

В некоторых медицинских российских клиниках сегодня уже установлены современные агрегаты, позволяющие проводить цифровую флюорографию. С помощью новейшей техники можно получить не только стандартный снимок, но и изучить цифровое изображение легких, которое выводится на монитор.

Достоинство нового метода очевидно. Если при стандартной флюорографии был доступен только фронтальный снимок органов, то при цифровой легкие возможно рассмотреть со всех сторон и ракурсов. Что в разы повышает качество диагностики. Кроме того, отдельные участки изображения, обеспокоившие доктора, можно увеличивать, приближать.

Показывает ли флюорография рак легких при проведении ее на таком оборудовании? Ответ будет, конечно, положительным. Важно отметить, что в цифровой методике задействованы крайне чувствительные сенсоры. Для пациента это хорошо тем, что в десятки раз уменьшается уровень облучения его организма.

Что касается специалистов, они ценят новую методику дополнительно и за то, что можно переместить снимок легких на автономный носитель или же распечатать его бумажные варианты в необходимом количестве.

Альтернативные способы диагностики

Помимо флюорографии, существует целый ряд диагностических процедур, при проведении которых возможно обнаружить рак легких на начальных стадиях:

  • Цитология мокрот. Исследуются массы, либо выделяемые при кашле, либо изъятые в ходе бронхоскопии. Цитологический анализ позволяет выявить атипичные плоскоклеточные фракции, которые являются характерными для онкологических патологий.
  • Плевральная пункция. Позволяет опровергнуть или подтвердить наличие онкоклеток.
  • Торакотомия. Хирургическая процедура, целью которой является «отщипывание» частицы опухоли для дальнейшего анализа на ее доброкачественность.
  • Медиастиноскопия. Лабораторное исследование образца или опухолевых, или лимфатических тканей.
  • Пункционная биопсия. Необходимый для исследования материал собирается при помощи шприца и тончайшей иглы. Последнюю вводят в очаг опухоли. Процедуру проводят под местным наркозом. Она ценится за 100 % точность результатов исследования.
  • Позитронно-эмиссионная томография. В ходе процедуры оценивается деятельность тканей, продуктивность метаболизма в подозреваемой области нахождения онкологического новообразования. Однако нужно учитывать, что доза облучения пациента здесь примерно в два раза больше той, что получают при флюорографии.

Подведем итоги. Привычная флюорография — устаревший метод исследования. Но распространенный по причине своей дешевизны. Снимок нечеткий, с одного ракурса. Отчего не всегда на нем можно распознать рак легких на первой стадии. Альтернатива — цифровая флюорография, рентген, КТ, МРТ.

Источник: https://365news.biz/women/zdorove/97595-vidno-li-rak-legkix-na-flyuorografii-chto-pokazyvaet-snimok.html

Рак легкого. История одной операции, или Почему так важна флюорография

Как на снимке выглядит рак легких

Изначально планировалось удалить пораженную часть легкого, это бы заняло четыре часа, по факту операция длилась полтора. Врачи ограничились взятием пробы новообразования 

Тимофей Калмаков

В течение трёх лет пермячка не проходила флюорографическое обследование. А этой осенью у женщины появился кашель и легкое недомогание, на рентгене обнаружили большую опухоль легкого. Сделать радикальную операцию по её удалению уже было невозможно.

Хирурги ограничились лишь открытой биопсией легкого (часть легкого взяли для гистологического исследования. — Прим. авт.). Мы присутствовали на операции и хотим рассказать, почему произошло именно так и как обнаружить рак легкого на ранних стадиях.

Об этом мы поговорили с главным внештатным специалистом — хирургом Минздрава Пермского края, завкафедрой госпитальной хирургии ПГМУ, торакальным хирургом высшей категории, главным врачом пермской краевой клинической больницы Анатолием Касатовым.

Главный врач краевой клинической больницы рассказывает журналистам о важности ранней диагностики

Тимофей Калмаков

— Первым этапом сделали эндоскопическую операцию справа — взяли узелки образования на исследование, — рассказывает об операции Анатолий. — К счастью, это оказался фиброз — разрослась соединительная ткань. Это доброкачественный процесс.

Сохранялась надежда на возможность радикального удаления опухоли в левом легком. Её наличие было несомненно — при бронхоскопии мы получили клетки злокачественного новообразования из бронхов левого легкого.

Диагноз подтверждался и данными компьютерной томографии.

По словам хирурга, распространенность опухоли в легком в некоторых случаях можно увидеть лишь при открытой операции.

До вмешательства были возможны два варианта: убрать всё легкое, но тогда пациентке будет тяжело дышать, либо провести операцию сложнее — убрать лимфоузлы и половину пораженного легкого, сохраняя орган, насколько это возможно. Второй вариант — способ максимально продлить жизнь пациентке.

Перед операцией планировался именно он. А уже в операционной выяснилось, что ситуация ещё сложнее — на сердечной сорочке пациентки врачи обнаружили мелкие метастазы опухоли, их не мог выявить даже современный компьютерный томограф. 

Распространенность сильная, в такой ситуации удалять легкое не имеет смысла, основной метод лечения — химиотерапия. Хирурги просто сделали открытую биопсию легкого, то есть взяли часть опухоли для гистологического исследования. Это нужно, чтобы определить иммунологический тип и подобрать эффективную химиотерапию.

Анатолий Касатов самостоятельно оперировал пермячку

В операционной находилось сразу около десяти человек, но стояла полная тишина, только изредка были слышны команды главврача: «Скальпель», «Зажим».

Если бы у данной пациентки удалось выявить рак на ранней стадии, хирурги бы удалили часть легкого и лимфоузлы — это полное излечение.

Вообще, по словам Анатолия Касатова, операбельность пациентов с раком легкого — 20%, то есть только каждому пятому показано хирургическое вмешательство. 70% обращающихся с онкологией в краевую больницу приходят с запущенными стадиями 3а, 3б и 4.

Оставшимся 30% можно помочь, у 18% из них высокодифференцированная форма, при которой возможно нормальное комбинированное лечение, то есть операция и химиотерапия.

А у 12% — злокачественные образования, при которых хирургия не используется принципиально и может поддержать только химиотерапия.

На операции присутствовали около 10 человек

— А основное во всем этом деле — флюорография, диспансеризация, — объясняет 59.ru главврач ПККБ. — Флюорография покажет небольшую тень сейчас, а мы знаем, чем это закончится через год.

Если мы успеем прооперировать в течение года, человек будет жить. А когда человека что-то начинает беспокоить и появляются клинические признаки, то это уже беда. В этом коварство рака легкого.

Когда люди не ходят на флюорографию годами, мы видим такие результаты.

По словам врача, при раке легких симптоматика изначально минимальная — может ничего не болеть. А убрать рак из человеческого организма можно только на первой и второй стадиях, поэтому важна своевременная диагностика. Ранее мы вам рассказывали, зачем нужна диспансеризация и как её нужно проходить. Сейчас мы подготовили ответы на вопросы про флюорографию.

Флюорографию проводят в трёх случаях: первый — это ежегодная диагностика, второй — проверка при поступлении на работу либо же в качестве регулярного осмотра на предприятии, третий — флюорография в рамках диспансеризации.

Анатолий Владимирович, какие вообще проблемы может показать флюорография?

— Флюорография — это скрининговый метод (первичное обследование людей без симптомов с целью выявления заболеваний. — Прим. авт.). Если она показала, что в легких что-то не ладно, — это уже огромное дело. Дальше мы сделаем рентген, потом компьютерную томографию и поймем, какие есть проблемы. Но с чего-то надо начать. Этот скрининг эффективный и признанный во всем мире.

Касатов рассказывает: существует синдром круглой тени, когда на легочной ткани мы видим очажок затемнения. Как круглая тень могут проявляться порядка 78 заболеваний.

Причем 76 различных болезней определяются так только в 10% случаев, чаще всего так выявляют рак — в 70% случаев — и туберкулез — в 20% случаев.

Если врач на флюорограмме видит, что легкое вентилируется плохо, — это уже повод для рентгена, а, может быть, и других этапов обследования.

Медсестра готовит антисептик

Чем флюорография отличается от рентгена и других обследований?

— Физический принцип один — рентгеновское излучение. На флюорографе есть трубка, которая испускает рентгеновские лучи, есть приемник изображения. Мы делаем импульс с коротким интервалом, это небольшая доза излучения. Рентген — большой экран, мощнее трубка, длиннее импульс, расходится на большую площадь.

А ещё существует рентгеноскопия — это не импульс, это непрерывный режим, нагрузка при котором больше, но мы можем оценить ситуацию в динамике, а не в статике. Самый последний этап — компьютерная томография — очень много трубок, они крутятся и делают сотни картинок, это происходит быстро.

Там все картинки суммируются, и строится 3D-модель.

Флюорография действительно должна проводиться только раз в год? Чаще вредно?

— Есть группы пациентов, которым мы советуем сделать флюорографию раз в полгода.

А есть люди, которым мы назначаем её раз в квартал, к ним, например, относятся те, у кого уже есть какие-то заболевания легких и за ними надо следить. Но как часто нужно делать флюорографию, решает только врач.

Вообще же частота раза в год — это для здоровых людей, в рамках ежегодной проверки здоровья. Бояться рентгеновских лучей точно не надо.

Кстати, по статистике, несмотря на работу с облучением, врачи-рентгенологи живут не меньше, чем все остальные люди. Хотя раньше они уходили на пенсию немного раньше.

Получается, вредности нет вообще?

— Флюорография — практически безопасный способ, с минимальной лучевой нагрузкой. А вообще всё контролируется, есть прибор, фиксирующий эту нагрузку, измеряется это в специальных единицах, они заносятся в амбулаторную карту.

Если говорить конкретно о раке легких, то это болезнь мужчин среднего и старшего возраста, то есть тех, кому более 50 лет. В группе риска — работающие на вредных производствах: асфальтоукладчики, дорожные рабочие, работники химического производства, например.

Они точно должны делать флюорографию регулярно, а если врач говорит «раз в полгода», они это должны запомнить, как “Отче наш”.

Анатолий Касатов рассказывает журналистам о ходе операции

— Кому еще показана флюорография?

— Про профессии я сказал, а если без профессий — курильщикам, людям, страдающим хроническим бронхитом, людям, перенесшим туберкулез.

Опасно не столько само курение и производственная вредность, опасен хронический бронхит — воспалительный процесс в слизистой увеличивает скорость деления клеток.

У нас иммунная система выбраковывает дефектные клетки, но если наступает сбой — тот же грипп, то риск растет.

А противопоказания?

— Беременность на ранних сроках. Но если это всё же необходимо, так как не делая флюорографию, мы можем что-то пропустить, живот можно прикрыть фартуком. Нет абсолютных противопоказаний к флюорографии.

Существуют правила прохождения флюорографии?

— В поликлинике ежегодно вызывают на флюорографию. Но это не догма, что ты завтра в 9 утра должен там быть. Это обсуждаемые варианты. Исключение — отдалённые деревни, куда врач приезжает на определенное время условно раз в квартал.

Есть декретированные сроки проведения диспансеризации, на которую просто надо прийти. Там смотрят не только легкие, но и предстательную железу, и мочеполовую систему и другое. Это тоже может быть поводом для более глубокого исследования.

Операция прошла хорошо — состояние пациентки было стабильное

С какого возраста можно начинать делать флюорографию?

— До семи лет делают реакцию Манту, с семи до 15 лет — диаскинтест (укол для выявления туберкулёза. — Прим. авт.), а уже с 15–18 по новому закону есть право выбора: либо проводим диаскинтест, либо делает флюорографию, начиная с 18 лет — флюорография в обязательном порядке.

Как часто должны менять оборудование для флюорографии?

— Всё обновляется регулярно. Но это настолько надежный аппарат, честно говоря, что картинку с выявленными отклонениями мы можем получить на самом старом флюорографе, сделанном ещё в прошлом веке. Для докторов удобнее новое оборудование — используя современный цифровой флюорограф, можно в последующем обойтись без рентгена и пойти сразу на КТ.

Источник: https://59.ru/text/health/65617261/

Прошел медкомиссию и рентген, а через 3 месяца умер от рака. Родные:

Как на снимке выглядит рак легких

В конце прошлого года семья Шкред потеряла близкого человека. Родственники до сих пор не могут прийти в себя: настолько молниеносно рак поглотил жизнь 60-летнего борисовчанина.

Еще в июле он успешно прошел флюорографию, в августе — ежегодный профосмотр, а в ноябре ему поставили диагноз — рак легкого 4-й степени с метастазами в позвоночник и печень.

Сын умершего Александр не понимает, как врачи могли пропустить болезнь в настолько запущенной стадии, и выражает сомнения в эффективности наших профосмотров.

Фото с сайта onco.me

Из здорового человека — в смертельно больного за 3 месяца?

О коварности онкологических заболеваний в последнее время говорится немало. Но даже зная об этом, тяжело соотнести два документа с разницей менее чем в полгода: августовская медицинская справка с пометкой «К работе допущен» и свидетельство о смерти, выданное в декабре.

— Я понимаю, что воскресить моего отца уже невозможно, но то, что случилось с ним, может произойти с любым из нас, — говорит Александр Шкред. — Для чего мы тогда проходим ежегодно флюорографию, если она либо ничего не показывает, либо на ней ничего не могут (не хотят) увидеть?

По словам родственников, Сергей Николаевич Шкред последние 9 лет работал на городском молочном заводе Борисова и ежегодно проходил медицинскую комиссию. Последний рентген он сделал в конце июля — тогда, по заключению доктора, все было в порядке.

В октябре мужчина начал жаловаться на боль в боку. Обратился в поликлинику, врач выписала ему обезболивающие лекарства. Первоначально был поставлен диагноз «торакалгия» (межреберная невралгия).

Когда пациента осмотрели более внимательно, послушали легкое и сделали снимок, направили с подозрением на пневмонию в больницу.

И уже через 2 недели медики дали направление в онкологический центр в Боровлянах, где родственники услышали неутешительный диагноз.

— Я задал вопрос онкологу, как можно пройти флюорографию и медкомиссию и не обнаружить онкологию на такой стадии? Мне ответили: на снимке тень сердца, не смогли увидеть.

Я им говорю: а вам самим не страшно проходить обследования? Здесь вопрос такой: либо это некомпетентный человек делал флюорографию, а потом ее рассматривал, либо аппаратура ничего не дает.

К тому же, если терапевт проводил общий осмотр пациента, как можно не услышать, что легкое не работает? Почему не брали анализ крови?

Сигареты «шли плохо», но флюорография успокаивала

Помимо профосмотров на работе, признает Александр, его отец редко бывал у врачей. В 2013 году в последний раз проверялся по поводу перелома ребра, а в остальном — полагался на медкомиссию. Курил. Сигареты в последнее время «шли плохо», часто кашлял, но флюорография успокаивала. На самочувствие особенно не жаловался.

После того как в семье узнали о диагнозе, бывшая супруга пациента сходила в поликлинику и забрала его карточку. Медперсонал неоднократно заходил к ним домой с просьбой вернуть документ, рассказывает Александр.

— Началась фактически охота за медицинской карточкой отца. Я не выдержал, поехал в отделение милиции и написал заявление о случае преступной халатности.

Заявление принимать не хотели, мотивировали тем, что у меня нет медицинского образования и онкология так и должна развиваться.

Примерно через месяц меня вызвал следователь для беседы, а еще через неделю или около того пришел отказ в возбуждении уголовного дела. Сейчас карточка находится у следователя.

Собеседник подчеркивает, что не имеет претензий к большинству медиков. Напротив, врачам скорой, которые приезжали на вызовы к его отцу, он даже писал благодарность — настолько компетентными, порядочными и человечными людьми они оказались. Но случай с диагностикой рака поверг Александра в шок.

— Почему врачи не несут никакой ответственности? Некомпетентный бухгалтер сядет в тюрьму, если он нанес материальный ущерб фирме, почему же некомпетентный врач не несет никакой ответственности? — задается вопросом собеседник.

Комиссия провела служебное расследование

Как следует из документов, Борисовский районный отдел Следственного комитета Беларуси отказал заявителю в возбуждении уголовного дела, поскольку «в чьем-либо деянии отсутствует состав преступления».

При этом следователями было установлено, что за несколько месяцев до постановки диагноза врач-рентгенолог не обнаружила на снимке легкого и сердца видимой патологии.

В ходе профосмотра пациент сдал общий и биохимический анализ крови, жалоб не высказывал.

В управлении здравоохранения Миноблисполкома было назначено служебное расследование, говорится в постановлении СК.

TUT.BY удалось выяснить, что служебное расследование на сегодняшний момент благополучно завершено. Но его результаты в управлении здравоохранения журналисту озвучить отказались, сославшись на врачебную тайну.

Сыну умершего Александру Шкреду заключение комиссии без письменного запроса также не предоставили. Устно пояснили, что комиссия врачей на июльском снимке не нашла отклонений.

Лишь специально приглашенный врач-онколог разглядел некую патологию, которая к раку не имеет отношения, передает слова медиков собеседник.

— Комиссия, насколько я понял, в основном акцентировала внимание на снимке, поскольку все анализы для профосмотра регламентируются приказом Минздрава. В итоге все свели к тому, что это очень агрессивная форма рака.

То есть за три месяца заболевание развилось так, что человека убило… Не знаю, если честно, не верится… В октябре отец уже чувствовал боль, то есть метастазы были.

И вот вопрос: могут ли метастазы развиться так быстро, что за пару месяцев начинают причинять боль?

Медики: рак легких иногда долго не проявляет себя

В Беларуси от рака легких в течение первого года после выявления болезни умирают 53% пациентов, рассказал TUT.

BY заведующий торакальным отделением РНПЦ онкологии и медицинской радиологии, доктор медицинских наук, доцент Виктор Малькевич.

По этому показателю мы находимся на одном уровне с США, Великобританией и другими развитыми странами. То есть некоторые формы рака легких действительно очень агрессивны, пояснил специалист.

Источник: https://news.tut.by/society/482153.html

Онкологический ликбез: почему флюорография не показывает рак лёгких и когда курильщику пора к врачу

Как на снимке выглядит рак легких

Главный специалист Управления здравоохранения Екатеринбурга по лучевой диагностике Андрей Цориев

Публикуем очередной материал, который стоит прочитать и сохранить в закладки: мы вместе с ведущими врачами Екатеринбурга разоблачаем мифы о раке и выясняем, как можно избежать этой страшной болезни или хотя бы распознать её симптомы как можно раньше.

В этот раз мы попросили главного специалиста Управления здравоохранения Екатеринбурга по лучевой диагностике Андрея Цориева рассказать о том, как правильно, вовремя и без лишней лучевой нагрузки можно выявить рак лёгких.

Однако наш разговор от рака лёгких плавно перешёл на обсуждение рентгеновских методик для диагностики других онкологических заболеваний и даже коснулся туберкулёза лёгких. Разговор получился интересным и во многом неожиданным.

— Андрей Эльдарович, так всё-таки как можно обнаружить рак лёгких в ранней стадии? Поможет ли здесь массовая флюорография, рентген или, может быть, что-то ещё?

— На ранней стадии рак лёгких можно увидеть только с помощью компьютерной томографии. Я имею в виду ту стадию рака, когда человеку ещё можно будет помочь радикально и он потом проживёт долгие годы. А вот флюорография — это всё-таки достаточно специфический метод диагностики.

Во-первых, сам снимок при флюорографии настолько мал, что увидеть на нём изменения и правильно оценить их крайне сложно. Флюорография — это субъективный метод, потому что результат напрямую зависит от того, что на снимке увидит врач.

Если же заменить флюорографию рентгеновскими снимками, то тогда получится совершенно неоправданная лучевая нагрузка на пациента.

Выход один — это компьютерная томография (КТ), но не как метод скринингового исследования (то есть массового исследования «для всех»), а как метод диагностики у главной группы риска развития рака лёгких. То есть у пожилых пациентов в возрасте старше 55 лет с длительным стажем курильщика — 10, 15, 20 лет и более.

Согласно рекомендациям Американского общества онкологов, КТ лёгких раз в год нужно делать людям в возрасте от 55 до 74 лет, которые курят не менее 30 пачек сигарет в год, имеют большой стаж курения или бросили курить не более 15 лет назад, при этом состояние их здоровья позволит провести операцию, если обнаружится рак лёгких. Причём у каждого пациента должны быть выполнены все эти требования! Возрастные рамки объясняются следующим: до 55 лет человек ещё не в группе риска, а после 74 выявление рака уже не влияет на продолжительность его жизни. Как сами видите, всё очень рационально и основано на том, что диагностическая методика не должна приносить больше вреда, чем пользы, а её применение должно быть оправдано как с точки зрения медицины, так и с точки зрения экономики. В таком случае применение КТ даёт достоверное снижение смертности от рака лёгких.

Лучевая нагрузка при компьютерной томографии выше, чем при флюорографии, зато результат обследования не в пример точнее

А что тогда можно рекомендовать пациентам, которым ещё нет 55 лет?

— Не курить. У курильщиков рак лёгких развивается в десятки раз чаще, чем у некурильщиков.

— А как быть с лучевой нагрузкой, которую человек получает во время компьютерной томографии?

— Лучевая нагрузка при использовании компьютерной томографии минимум в 50 раз выше, чем при флюорографии, и это при условии использования специального «низкодозового» протокола на КТ.

Мы сегодня технологически готовы проводить такие исследования, но, чтобы они были бесплатны для пациентов, должны выйти соответствующие приказы на федеральном уровне и должно быть понимание этой проблемы на уровне государства. Пока же мы ведём дискуссии на уровне специалистов по лучевой диагностике.

К слову, нашу позицию относительно использования флюорографии и КТ при ранней диагностике рака лёгких поддерживает и Игорь Тюрин, главный специалист России по лучевой диагностике.

— Наверное, примерно то же можно сказать и про диагностику туберкулёза?

— С помощью флюорографии можно выявить и рак, и туберкулёз лёгких. Но только на поздней стадии. Против поголовного применения флюорографии есть ещё очень весомый экономический аргумент: мы подсчитали, что для выявления 1 случая туберкулёза лёгких нужно сделать ежегодных скрининговых флюорографий примерно на 27 тысяч рублей. Сколько на эти деньги можно было сделать исследований мокроты?

Поэтому в случае туберкулёза лёгких на первом этапе тоже нужно определяться с группами риска.

Если у человека есть иммунодефицит — или ВИЧ-инфекция, или приобретённый иммунодефицит, например, после проведения химиотерапии, если его беспокоит кашель, или человек находится в местах лишения свободы или работает с данным контингентом — то ему нужно делать не флюорографию, а хороший крупный рентгеновский снимок лёгких.

А перед снимком провести ещё несколько исследований: общий анализ крови и анализ мокроты с микроскопией. Вот тогда все данные по пациенту мы сможем оценивать как единое целое и вынести заключение, болен ли он туберкулёзом. По одной флюорографии такой вывод сделать часто невозможно.

Рентгенография лёгких

Сегодня многие родители, отказываясь от пробы Манту или других методов диагностики туберкулёза, настаивают на замене этих проб той же флюорографией. Насколько они правы?

— Про информативность флюорографии мы уже сказали всё. А вот про лучевую нагрузку я бы таким родителям напомнил. Ни одна лучевая нагрузка, полученная человеком в течение жизни, а особенно ребёнком, не проходит бесследно.

У нас в России совершенно правильно запрещено проводить детям до 14 лет флюорографию, а рентгеновское исследование лёгких можно делать только по показаниям, то есть по направлению лечащего врача.

К слову, вся эта законодательная база в равной мере касается и государственных, и частных клиник.

Поэтому, проводя флюорографию вместо пробы Манту, родители играют в игры с огнём относительно здоровья своего ребёнка в будущем, а медицинские учреждения напрямую нарушают установленный федеральный порядок. Этого не должно быть.

Если кто-то считает, что это всё чисто наши отечественные «выдумки», то я расскажу про исследование, которое не так давно провели американские коллеги. Они обследовали несколько сотен детей, которым в детстве проводилась компьютерная томография головы.

Оказалось, что опухоли мозга и системы крови у этих детей развивались примерно в 3 раза чаще, чем у тех, кто не был облучён в детстве.

— Андрей Эльдарович, то есть скрининг на обнаружение рака головного мозга не оправдан ввиду высокого облучения?

— Он не оправдан с любой точки зрения. И не применяется ни в одной стране мира. Опухоли головного мозга составляют значительно менее 1% от всех опухолей. Есть более важные локализации, где применяются рентгеновские исследования, например, молочная железа и кишечник.

— Насколько я знаю, для диагностики рака молочной железы у женщин младше 40 лет используется УЗИ, а рентген — только после 40 лет. С чем это связано?

— Это тоже связано с балансом между ожидаемой пользой и возможным вредом от лучевой нагрузки. Риск развития рака молочной железы после 40 лет значимо повышается, а вот до 40 лет рисковать с рентгеновскими лучами не стоит. Кроме этого, в более молодом возрасте молочная железа содержит больше железистой ткани, она более плотная, и с помощью рентгена увидеть рак в ней не всегда возможно.

— А как с помощью лучевой диагностики можно обнаружить рак кишечника?

— Существует отдельная методика проведения так называемой КТ-колоноскопии — с помощью рентгеновского компьютерного томографа. Проводят ещё после точно такой же подготовки, после которой кишечник осматривают эндоскопически, специальной трубкой — то есть после полной очистки. Кишечная трубка раздувается, и томограф делает серию снимков.

После этого врач может очень подробно рассмотреть все стенки толстой кишки, увидеть полипы, утолщения, изъязвления, наметить место для прицельной биопсии или для удаления полипа. Но это тоже методика «не для потока», а для группы риска — то есть для пожилых больных и для тех, у кого, например, уже есть подозрение на раковую опухоль.

И проводиться это исследование должно после консультации с врачом.

На мониторе — магнитно-резонансная ангиография внутричерепных артерий пациентки

А так выглядит трёхмерная реконструкция КТ-ангиографии

Напомним, проблеме онкологических заболеваний мы посвятили целую серию интервью.

Ранее мы беседовали об одном из самых распространённых онкозаболеваний — раке кожи — с профессором кафедры онкологии и медицинской радиологии Уральского государственного медицинского университета Сергеем Берзиным и об онкологических заболеваниях крови — лейкозах — с главным гематологом Свердловской области Татьяной Константиновой, а главный хирург Екатеринбурга Алексей Столин рассказал о том, почему сейчас не нужно бояться онкологических операций.

Кроме того, мы писали о типичных «мужских» и «женских» заболеваниях: главный уролог Свердловской области Игорь Баженов рассказал нам о «мужских болезнях», в том числе раке и аденоме предстательной железы, а заведующий отделением онкомаммологии ГКБ N 40 Сергей Демидов и заведующая кафедрой акушерства и гинекологии Уральского государственного медицинского университета Татьяна Обоскалова — о самом распространённом и самом страшном «женском» онкологическом заболевании — раке груди и других опасных женских болезнях.

Несколько публикаций мы посвятили онкологии желудочно-кишечного тракта.

О самой страшной её локализации — раке поджелудочной железы — мы поговорили с доктором медицинских наук Михаилом Прудковым, о раке желудка — с главным хирургом города Алексеем Столиным.

О раке кишечника нам рассказал заведующий отделением колопроктологии СОКБ N 1 Андрей Ощепков, а об онкологии самого уязвимого органа — пищевода — заведующий торако-абдоминальным отделением Свердловского областного онкодиспансера Юрий Истомин.

Наконец, главный онколог Екатеринбурга Денис Демидов рассказал нашим читателям о том, как правильно обследоваться без потери времени и денег, чтобы выявить признаки онкологии, и почему сложные процедуры типа МРТ или колоноскопии в этом не всегда помогают.

Источник: https://www.e1.ru/news/spool/news_id-53048051.html

«Проходила флюорографию, а рак нашли на последней стадии»

Как на снимке выглядит рак легких

История минчанки c диагнозом «рак легких».

Минчанке Ирине Д. 59 лет и у нее последняя, IV стадия рака верхнедолевого бронха с множественными метастазами в обоих легких. Метастазы — это процесс, когда опухоль распространяется на другие органы и ткани и там возникают новые очаги болезни, пишет tut.by.

Свой диагноз она узнала осенью прошлого года, хотя летом проходила в поликлинике флюорографию. И она показала, что все в порядке. Ирина задается вопросом: как такое возможно?

«Когда сказали про хоспис, я даже не поняла, как это, я что — умираю?»

Историю Ирины Д. журналистам рассказала ее дочь Анна. Это она написала письмо в редакцию. Сегодня мы сидим дома у Ирины, она не может сдержать слез: трудно поверить, что в одно мгновение жизнь разделилась на периоды «до» и «после» диагноза.

Ирина работала в торговле, когда вышла на пенсию, подрабатывала в кафе на кухне: чистила овощи, мыла посуду. Женщина не скрывает, что 30 лет курила.

— Раз в год мы проходили медосмотр, и в июле я делала флюорографию в своей поликлинике. Все было в порядке.

Она показывает две флюорографии: одну за 2017 год, вторую — за 19 июля 2018-го. В последней указано, что легочные поля чистые, корни структурны, синусы свободны.

— В середине августа у меня начались слабость, боли в груди, кашель. Если раньше ходила пешком на работу и с работы, то уже старалась где-то подъехать. Я лечилась народными средствами.

5 сентября пошла к участковому терапевту, меня послушали, назначили антибиотики, я их пропила, но состояние не улучшилось, хотя анализы были хорошие.

Я думала, что, может, в груди болит из-за того, что надорвалась на работе, и уточнила, можно ли сделать снимок. На что мне сказали, что последняя флюорография была хорошей.

Ирина рассказывает, что через некоторое время, так как боль не уходила и она практически перестала спать по ночам, обратилась уже к невропатологу.

— Думала, что, может, невропатолог даст мне направление на рентген. Но он сказал, что таких направлений не дает. Я плохо спала, поэтому мне назначили снотворное и специальную мазь, которой я мазала грудину.

В начале октября Ирина пошла уже к хирургу — подумала, может у него получит направление на рентген.

— У меня была сильная боль в груди, и я попросила сделать снимок. Врач дала направление. Мне сделали рентген и сразу же вызвали скорую, отвезли в 9-ю больницу с воспалением легких.

В больнице Ирину лечили в пульмонологическом отделении.

— Там мне сделали компьютерную томографию и биопсию из бронхов. Если честно, я даже стала поправляться, бодренькая была.

После лечения Ирине назначили консультацию в Минском городском онкологическом диспансере. Там она и услышала свой диагноз — рак.

— Врач в Минском онкодиспансере сказал, что «это» у меня может быть уже давно. При этом я еще ездила в тубдиспансер, где смотрели мои флюорографии. Там врачи говорили, что процесс мог быть еще в 2017 году.

По словам Ирины, примерно неделю она ждала начала химиотерапии. В это время ее состояние ухудшалось.

— Я ничего не ела, была сильная рвота и одышка. По квартире было тяжело пройти даже до туалета. Мы вызвали скорую, врачи приехали, но просто выслушали жалобы. Через некоторое время мы снова вызвали скорую. Медики вкололи мне сильное обезболивающее, противорвотное. Полегчало. Но когда действие лекарств закончилось, все началось снова, и мы опять вызвали скорую.

Анна, дочь Ирины, говорит, что лечащий врач объяснил, что рак прогрессирует. В такой ситуации можно обратиться в хоспис, что они и сделали. В хосписе выписали бесплатные обезболивающие препараты.

— Мама как-то сказала, что она ничего не ест, а брюки при этом застегнуть не может, потому что ощущение, что растет живот. Мы просто открыли google и написали вопрос, что это может значить.

Оказалось, что в таком случае в организме может скапливаться жидкость, которая сильно давит на другие органы, дает одышку, рвоту. Мы снова вызвали скорую, сделав акцент на эти симптомы, и маму забрали в 5-ю городскую больницу.

Там ей вывели жидкость из организма: сделали прокол со спины и вывели 900 мл и возле сердца из мешочка вывели еще 750 мл.

Когда началась химиотерапия, Ирина стала себя чувствовать лучше.

— Знаете, за три месяца я прошла три больницы, реанимацию, а мне ведь до этого никогда в жизни даже капельницу не ставили. Когда мне сказали про хоспис, я даже не поняла, как это, я что — умираю? Я как будто в другой мир попала. Сейчас я все время думаю, что было бы, если бы в поликлинике мне дали направление на рентген сразу, как я попросила? Не знаю, изменилось бы что-то?

В 7-й городской поликлинике Минска, к которой прикреплена Ирина, комментировать ее ситуацию отказались, сославшись на конфиденциальность персональных данных.

«Флюорография внедрялась как метод ранней диагностики туберкулеза, а не рака»

Так как получить какие-либо комментарии по ситуации Ирины в поликлинике не удалось, мы обратились к онкологам, чтобы они в целом рассказали о раке легких и его диагностике — без привязки к этой конкретной ситуации, так как они не знают историю болезни этой пациентки, гистологический тип опухоли, форму роста.

Возможно, эта общая информация сможет помочь другим пациентам обратить внимание на свое здоровье.

В целом рак легкого занимает одно из ведущих мест в структуре заболеваемости злокачественными новообразованиями в мире. В Беларуси его существенно чаще выявляют у мужчин, чем у женщин. По данным статистического сборника «Здравоохранение в Республике Беларусь» в 2016 году в стране было примерно 46 пациентов с раком трахеи, бронхов и легкого на 100 тысяч населения.

Алексей Сарафанов, заведующий рентгенодиагностическим отделением Минского городского клинического онкодиспансера, объяснил, что флюорография не является методом диагностики рака. По ней у пациентов находят туберкулез.

— Флюорография была разработана в первую очередь для определения туберкулеза легких. Сейчас флюорограф цифровой, и все, что выводится, можно посмотреть на компьютере.

Снимок достаточно близкий к рентгенографии, но во время флюорографии изображение получается только в одной проекции. А есть некоторые структуры, например средостение (место в средней части грудной полости, где находятся сердце, аорта, бронхи. — прим.

), и за ним тоже может быть опухоль, но она на флюорографии не будет видна. Такая специфика формирования изображения.

Фотография используется в качестве иллюстрации. Фото с сайта onco.me

По словам специалиста, на флюорографии тяжелее всего увидеть центральный рак. В эпикризе Ирины Д. также указано, что у нее именно центральный рак правого верхнедолевого бронха с множественными метастазами обоих легких.

— Центральный рак исходит из крупных бронхов, а тень крупных бронхов может прятаться за тенью сердца или накладываться на тень сердца на рентгенограмме и флюорограмме. Это от врачей не зависит, потому что у каждого метода диагностики есть свои достоинства и недостатки. На той же флюорографии периферический рак легких лучше виден, так как он расположен больше к периферии легких.

С другой стороны, рентген делает изображение в прямой и боковой проекции. Что не видно на прямой проекции, можно увидеть на боковой. Для медиков это увеличивает шансы обнаружить небольшие очаги опухоли в легких. Но все равно изображение не позволяет выявить все очаги. Лучше всего опухоль в легких показывает низкодозная компьютерная томография. Она может показать даже мелкие образования.

— Но даже если делать низкодозную компьютерную томографию раз в год, это тоже может не дать стопроцентную гарантию, что рак найдут на начальной стадии.

Например, исследование провели, опухоли не было, а через месяц-два она уже появилась. Такое тоже может быть, — рассказывает Алексей Сарафанов.

— Есть злокачественные опухоли, которые очень быстро развиваются, даже в течение трех-четырех месяцев. Такие опухоли могут за короткий срок дать метастазы в другие органы.

Как уменьшить количество случаев рака легких и снизить от него смертность?

Владимир Караник, главный врач Минского городского клинического онкологического диспансера, говорит, что рак легкого — коварная болезнь. Скорость ее распространения зависит от агрессивности опухоли, гистологической формы и локализации.

Владимир Караник, главный врач Минского городского клинического онкологического диспансера. Дмитрий Брушко, TUT.BY

Врач также рассказывает, что если опухоль локализуется позади сердца или в бронхе — флюорографией она не визуализируется. Это предел метода.

— Какие-то онкологические проблемы с помощью флюорографии врачи находят попутно. Согласно данным международных исследований, выполнение флюорографии раз в год или два раза в год не снижает риск смерти от рака легкого. Если опухоль локализуется в бронхе — этого на данном исследовании просто не видно.

И о ней можно косвенно судить только, когда нарушается вентиляция части легкого.

Рентгенолог видит не опухоль, а то, что в часть легкого перестал поступать воздух, и опосредованно понимает, что там есть какие-то проблемы.

Но если опухоль не вызывает нарушения вентиляции и располагается за тенью сердца, то ее выявить невозможно, пока она не достигнет таких размеров, когда выйдет за тень сердца или пока не появятся отдаленные метастазы.

Владимир Караник не отрицает, что флюорография сегодня кому-то, действительно, спасает жизнь. Но это происходит только в случае удачного, если так можно сказать, расположения опухоли.

— Если опухоль локализуется в плащевом слое легкого, она четко видна, и рентгенолог ее тоже видит, и это позволяет более-менее рано ее выявить. Но флюорография — это не тот метод, который позволяет на 100% выявить рак легкого на ранней стадии. И здесь далеко не все зависит от квалификации врача.

Сегодня даже выполнение компьютерной томографии для скрининга рака легкого, по данным Всемирной организации здравоохранения, оправдано для мужчин в возрасте от 50 до 75 лет со стажем курения более 30 лет при условии, что они выкуривают больше пачки в день.

Нигде в мире компьютерную томографию для скрининга рака легкого у женщины не используют, учитывая дозу облучения и показатели соотношения пользы и вреда.

Владимир Караник приводит мировые данные и говорит, что сегодня ни одна программа скрининга рака легкого не сравнится по своей эффективности с отказом от курения. По данным Всемирной организации здравоохранения, «около 70% бремени рака легких может быть обусловлено одним лишь курением».

— Ни одна из программ скрининга не заменяет необходимость отказа от вредных привычек. Здоровье человека от 40 до 50% — это генетика, 40% — это образ жизни и 10−15% — медицина, — говорит Владимир Караник.

— Поэтому самый эффективный метод снижения риска смертности от рака легкого — это не ежегодная флюорография и низкодозная компьютерная томография, а отказ от вредных привычек.

Да, мы не в силах изменить свой генетический код, но более внимательно относиться к своему здоровью и оградить организм от многих нежелательных воздействий нам вполне по силам. И это будет самый эффективный способ снижения риска возникновения злокачественной опухоли и смерти от нее.

Источник: https://charter97.org/ru/news/2019/2/6/322646/

Страница Врача
Добавить комментарий